29 октября 2020 23:07

29 октября 2020 23:07

Сражение на перевале Дабан

Уже в течение нескольких последних суток на перевале Дабан продолжается снегопад. В двухсменном режиме, по 12 часов днём и ночью, ведут снегоборьбу работники Северобайкальского участка ДПМ и ПЧ-23.

Результат упорной снегоборьбы - поезда проходят Дабан по графикуЭту северную станцию называют самой снегозаносимой.

Уже в течение нескольких последних суток на перевале Дабан продолжается снегопад. В двухсменном режиме, по 12 часов днём и ночью, ведут снегоборьбу работники Северобайкальского участка ДПМ и ПЧ-23.

Ещё на дальних подступах к Дабану сквозь снежную пелену, летящую мимо окон нашего «бронепоезда», еле видны окрестные горные пейзажи. Пока едем до места, руководитель работ бригадир пути 7-го околотка ПЧ-23 Андрей Ган проводит инструктаж личному составу снегоуборочной машины СМ-2. Машинисты 6-го разряда Валерий Попов, Игорь Мелех, их помощники Роман Кудашкин и Денис Пугаев расписываются в соответствующем журнале.

По прибытии к «театру боевых действий» пред нами разворачивается невесёлая картина: в бешеной снежной круговерти видны лишь неясные очертания облепленного снегом по самый конёк здания поста ЭЦ. А неподалёку от него рычит от напряжения застрявший в огромных сугробах грейдер, посверкивающий оранжевым проблесковым маячком над кабиной.

Незадолго до нас здесь прошла на Кунерму первая снегоуборочная машина СДПМ, но следов её работы уже нет: все станционные пути скрыты под толщей снежной «целины». Заметим, что в иные «урожайные» годы высота снежного покрова на Дабане достигает трёх метров. Так что после Байкальского тоннеля поезда идут и по снежному «тоннелю»…

После отмашки руководителя работ экипаж СМ-2 споро и сноровисто приступает к работе: вот уже взревела дизель-генераторная установка, с мерным рокотом заработал ротор питателя, и по загрузочному транспортёру снежные массы подаются в промежуточные полувагоны – в направлении концевого полувагона, где находится выгрузочный конвейер, над которым установлен вал с лопастями-рыхлителями.

В головной кабине идут интенсивные радиопереговоры руководителя работ с дежурным по станции и машинистом электровоза, ибо все нюансы технологического процесса по уборке снега должны быть тесно увязаны с требованиями по обеспечению безопасности движения поездов и правилами охраны труда.

Машинист Валерий Попов, поднимая навесное оборудование над очередным стрелочным переводом, сетует:

– Нынче снег тяжёлый, сырой, поэтому механизмы работают на пределе своих тактико-технических возможностей. Вот, скажем, к концу вчерашней смены вышел из строя ротор питателя, пришлось его экстренно ремонтировать ночью. Но ничего, управились, своевременно ввели основной агрегат в строй…

В «хвостовой» кабине (в экипаже не принято называть её задней) тоже кипит работа: под руководством машиниста Игоря Мелеха в обстановке, приближённой к «боевой», искусством оперативного управления двумя транспортёрами и выгрузочным конвейером овладевает стажёр-первозимник Денис Пугаев. У пульта его подстраховывает более опытный Роман Кудашкин.

Ближе к вечеру плавный, размеренный ход операции «загрузка-выгрузка» внезапно стопорится: огромные глыбы слипшегося снега не желают двигаться вперёд к концевому полувагону на выгрузку – чуть подморозило, и враз заледеневшая транспортёрная лента попросту проворачивается под снегом. Вдобавок стенки «бункера»-полувагона чуть сужаются внизу: эта конструктивная недоработка тоже не лучшим образом проявляет себя при работе снегоуборочной машины в нынешних экстремальных условиях.

Что же делать? После радиопереговоров с головной кабиной и остановки снегоуборочной машины экипаж «хвостовой» в полном составе выдвигается с лопатами к завалу из снежных глыб, громоздящихся до самого верха «бункера». Наконец, после неимоверных усилий по разгрузке транспортёрной ленты вручную, снежная масса вновь приходит в движение – ползёт к выгрузочному конвейеру.

– Слава Богу. А то я уже думал, что придётся выгружать вручную весь огромный «бункер», – улыбается умаявшийся Игорь Мелех. – Как видите, здесь у нас даже не снегоборьба, а самая настоящая битва. Но, думается, прорвёмся, победим, во что бы то ни стало обеспечим пропуск поездов.

Поздним вечером, уже затемно прибывает из Северобайкальска смена во главе со старшим машинистом Артуром Петуховым. «Ночному дозору» после приёмки техники и ГСМ предстоит продолжить битву со снегом на перевале, а наш экипаж на рабочем поезде отбывает домой – на отдых перед новой, завтрашней сменой. По словам машиниста Валерия Попова, чуть полегче будет, когда вскоре на Дабане введут запланированный руководством Северобайкальского участка ДПМ трёхсменный режим снегоборьбы.

Сергей Ринчинов (фото автора)
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31