28 октября 2020 14:22

28 октября 2020 14:22

Каждый знает свой манёвр

Целый комплекс путевых машин обеспечивает фронт работ для монтёров пути.
Сама фраза «фронт работ» предполагает использование военных терминов. Путевые машины при проведении «окон» – своего рода «бронекулак» для подготовки плацдарма к работе. «Пехота» – монтёры – заходит уже за ними.

Машинист А. Богачёв готовит машину к работе А здесь путь можно уже выправлятьЦелый комплекс путевых машин обеспечивает фронт работ для монтёров пути.

Сама фраза «фронт работ» предполагает использование военных терминов. Путевые машины при проведении «окон» – своего рода «бронекулак» для подготовки плацдарма к работе. «Пехота» – монтёры – заходит уже за ними.

На участке Ангасолка – Андриановская, где ведётся капремонт с укладкой бесстыковых плетей, техники хватает: щебнеочистители РМ-80 и СЧ-600, роторные машины кюветных траншей (МКТ) и СТРУГ – своего рода железнодорожный скрепер, нож-крыло которого способен за один раз расчистить площадку шириной до девяти метров в сторону от полотна.

Вся эта рать, разместившаяся на боковых путях Ангасолки, чтобы не мешать пропуску поездов до начала «окна», уже с утра начинает оживать. Экипажи придирчиво осматривают свои механизмы, персональные тепловозы, постоянно закреплённые за несамоходными машинами, деловито обкуривают утренний воздух сизоватым дымком. Каждый знает свой манёвр и занимает место согласно отработанной диспозиции.

СТРУГ старшего машиниста Василия Тарасова уходит на линию первым. Его задача – зачистить площадки вдоль полотна, подготовить те «карманы», куда впоследствии бульдозерами будет сталкиваться отработанный щебень.

 

– Здесь, на горе, нашей машине особенно разгуляться негде, – говорит Василий Тарасов. – На равнинных участках – пожалуйста. А тут если не кривая, то обязательно склон или скальный уступ. Зато уж наши площадки такие, что на них хоть полигон размещай.

– А на других участках? Там куда валят? – задаю вопросы дилетанта.

– Там ротор МКТ сработает, – поясняет Тарасов. – Он сразу за нами пойдёт. У него полоса работы поуже, зато глубина такая, что всё старьё соберёт. А что может сгодиться, то на своих грохотах щебнеочистители РМ и СЧ обобьют. Глядишь, процентов сорок ещё в дело пойдёт.

Машина прибывает на точку ровно в отведённое для «окна» время. Теперь первый путь закрыт, и десять часов на перегоне будет безраздельно хозяйничать путейская техника. Дорожный мастер ПМС-45 Сергей Зюзин берёт в руки жёлтый флажок и первым спрыгивает на землю. Его задача – осмотреть площадку, определить ширину захвата для «ножа» машины и глубину его погружения.

Экипаж СТРУГа – Василий Тарасов и его помощник машинист Александр Богачёв – начинает готовить машину: проверяются тормозные шланги и пневматика, раскрепляется крыло «ножа», проверяется связь с тепловозом – синхронность здесь условие обязательное.

 

Дорожный мастер С.Зюзин Фирменный почерк СТРУГаНаконец отмашка флажком, и солидный пласт придорожного полотна упругой стружкой свивается под «ножом». Вот уж действительно – фирменный почерк СТРУГа...

– За день много «нарежете»? – спрашиваю напоследок.

– Думаю, метров четыреста наберём. Всё от площадок зависит, – отвечает Тарасов из окна кабины (на фото) и придирчиво оценивает работу.

Обратно до Ангасолки возвращаюсь пешком, и перед глазами вся панорама и вся поэтапность машинных «окон». Монтёры зайдут в четверг, а сегодня – день техники.

Уже через полтора километра встречается МКТ. Едва ли не вплотную прижавшись к крутому склону, машина хищно вынесла вбок острые зубы ротора и деловито выгрызает траншею. За грохотом механизма услышать что-либо попросту невозможно, но по довольной улыбке дорожного мастера Андрея Русецкого видно, что дела идут нормально и работой мастер доволен.

 

Ещё через полтора-два километра, как чересполосица на крестьянских полях, готовый участок пути. Здесь бригада монтёров под руководством своего мастера Михаила Борокшеева уже производит выправочные работы. А сразу за ними – электромеханики из Иркутск-Сортировочной дистанции сигнализации, централизации и блокировки.

Узнаю среди них заместителя начальника ШЧ-5 Николая Бороненкова и шутливо намекаю на вездесущность эсцебистов. Николай тон поддерживает и поясняет, что у них работа, как у разведчиков, – они «окна» начинают, они же их и заканчивают, идя в тылах уже в качестве охранения... Точнее сказать – сохранения. Безопасности движения поездов – в первую очередь.

 

Но вот «чересполосица» закончилась, и дальше опять пошла картина машинно-технической подготовки к большому «окну».

Машины-щебнеочистители РМ и СЧ особенно эффектно смотрятся снизу, со стороны просёлочной дороги-вахтовки. Отсюда полотно железной дороги, стиснутое габионовыми стенками-подпорами, видится водоразделом какого-то горного кряжа, и ползущая по нему техника кажется не более чем пёстро раскрашенной гусеницей. Только очень деятельной. Ну, на то и работа.

Владимир Палагутин (фото автора)
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31