27 октября 2020 06:13

27 октября 2020 06:13

Первым всегда труднее

Начиная работу, никто не ждёт неудач. Но порой всё решает случай.
Большие путейские «окна» – когда останавливается движение поездов, скапливается множество ремонтной техники и людей – это своего рода «симфония». А «увертюрой» к ней всегда является малозаметный, на первый взгляд, труд работников дистанций сигнализации, централизации и блокировки.

Электромеханик С. Чулочников и электромонтёр М. Шишкин монтируют стрелочный переводНачиная работу, никто не ждёт неудач. Но порой всё решает случай.

Большие путейские «окна» – когда останавливается движение поездов, скапливается множество ремонтной техники и людей – это своего рода «симфония». А «увертюрой» к ней всегда является малозаметный, на первый взгляд, труд работников дистанций сигнализации, централизации и блокировки.

Именно в их задачу входит подготовительная работа по выноске кабелей, переносу сигналов и цепей, монтажу всех схем управления стрелочными переводами и т.д. И именно результаты этой работы становятся «лакмусовой бумажкой», по которой будут судить о качественном начале «окна».

В день нашего приезда на станцию Андриановская всё говорило о том, что до начала общей работы остаются считанные дни – наряду с электромеханиками на линию уже вышли и монтёры пути из ПМС-56: очищали шпалы от балласта, подвозили необходимый материал и готовили базу.

 

Заместитель начальника ШЧ-5 Н. Коробенков Д. Миненко и А. Сазонов в «релейке» поста ЭЦ– Свою работу мы в основном завершили, – комментирует начальник Иркутск-Сортировочной ШЧ Николай Королёв. – Зашли на западную горловину загодя, ещё шестого мая, и за это время успели вынести всю кабельную трассу, перенесли два выходных сигнала, полностью подготовили к включению новые стрелки и всю необходимую инфраструктуру. Остались регулировочные работы. Завтра будем вводить всё в постоянную эксплуатацию.

Звучит свисток сигналиста, и все работающие на путях тут же рассыпаются по обочинам. С чётной стороны проходит длинный состав. За стуком колёс едва слышно, как Королёв говорит о том, что прыжки по обочинам – это основная «привилегия» эсцебистов – специально для них движение не ограничивают, вот и старайся укладываться в промежутки. А составы идут с интервалом в три-четыре минуты.

– Сильно нервирует? – интересуюсь у электромонтёра Михаила Шишкина.

– Нам нервничать некогда, – всерьёз говорит Шишкин. – Если будем вздрагивать да подсчитывать, так и дела не сделаем. Ничего, всё привычное.

Вдвоём с электромехаником Сергеем Чулочниковым они колдуют над монтажом стрелочного перевода №18. Сергей – молодой специалист. Меньше года назад окончил ИрГУПС, и практики у него ещё маловато. Поэтому работа с опытным напарником для него – полезная школа.

 

По спорым и умелым действиям Сергея видно, что наука идёт ему на пользу и приставка «молодой» скоро отстанет от специалиста.

– Перспективный парень, – говорит Николай Королёв. – Если за год не убежал, толк будет.

Мы опять отходим на обочину, и начальник ШЧ продолжает посвящать меня в тонкости эсцебистской работы.

– Главное сейчас здесь, на Андриановской, то, чем занимается группа старшего электромеханика Дмитрия Миненко на посту ЭЦ, – регулировка схем управления стрелочными переводами из релейки. Всё, что мы здесь, на линии, сделали, – это вроде как «руки-ноги», а мозг всё-таки – это пост ЭЦ.

Группу Миненко в ШЧ-5 называют группой надёжности. И это дань уважения не только тому делу, которым она занимается, но и людям, которые делают это дело. По словам Николая Королёва, в бригаду подбираются самые опытные специалисты, профессионалы, каждый из которых в одиночку может сделать работу любой сложности: люди прекрасно разбираются в схемах и монтаже.

– У каждого за плечами десятки лет работы в дистанции, – говорит Королёв. – И это действительно умелые мастера.

Пост ЭЦ метрах в пятистах от входных светофоров, но именно к нему тянутся «нервные окончания» всех напольных устройств, там и колдуют сейчас «нейрохирурги» из СЦБ.

Дмитрия Миненко можно узнать сразу – среди седовласых ветеранов он самый молодой. Хотя за плечами уже девять лет работы в ШЧ, из которых четыре – в должности старшего электромеханика.

 

Не сложно ли было вступать в командование группой надёжности?

– Да нет, не особо, – говорит Дмитрий. – Я ведь все девять лет в группе проработал. Так что особо представляться не надо было. Не со стороны человек.

Он немногословен и, судя по рабочим рукам, больше привык не к слову, а к делу. Вот и сейчас, достав из кармана пассатижи, идёт в релейный цех и присоединяется к электромеханику Александру Сазонову. Завтра работа их группы закончится, и уже сегодня всё должно быть отлажено и проверено в рабочем режиме.

– Наша задача всё так подключить, чтобы, когда один путь закроют на ремонтные «окна», поезда могли спокойно разъезжаться по заготовленным стрелкам. Без задержки и пробок. Вот мы и монтируем управление стрелочным съездом.

...Поражение пришло оттуда, откуда меньше всего ожидалось. Вся смонтированная и отрегулированная система пропуска поездов неожиданно встала из-за прорыва кабеля на перегоне. При прохождении выправочной машины тяжёлого типа ВПО-3000 смещённым грунтом была повреждена муфта подземного кабеля, в результате чего сигнальные точки на перегоне выдали ложную занятость.

– А тут как на грех ещё и выход из строя генератора тоннельного питания рельсовой цепи по самой Андриановской, – говорит главный инженер ШЧ-5 Андрей Дмитриев. – Всё сошлось одно к одному. Отреагировали сразу, но в результате всех отказов за сутки, в том числе и по вине путейцев, около 70 составов простояли в течение полутора-двух часов в ожидании пропуска по маршруту.

 

– Сейчас не будем говорить об ошибках коллег, – говорит начальник ШЧ Николай Королёв. – Свою вину мы признаём и за неё готовы нести ответ. Но главное это то, чтобы не посыпать голову пеплом, а извлекать из случившегося уроки. Чтобы дважды не наступать на одни и те же грабли. В любом деле сразу гладко только на бумаге выходит. В жизни ведь и «овраги» бывают. Вот в такой мы и угодили.

Можно ли было избежать хотя бы одного из «оврагов»?

Ещё в начале разговора, когда наблюдали за монтажом одного из напольных устройств, в глаза бросилось, что всё полевое оборудование хотя и радует глаз новой покраской и шлифовкой, мягко говоря, не в «заводской смазке».

 

– Так и есть, – соглашается Николай Королёв. – То, что поновее и по титулу «переоснащение», идёт на обустройство модернизированных и развивающихся станций. На линии, как правило, используем то, что уже побывало в употреблении. Очищаем, перебираем, монтируем, красим – и опять в работу. Вот эти устройства, в частности, уже поработали на станциях Суховская и Мегет. В основном весь ремонт и переоснащение перегонов идёт за счёт внутренних резервов дистанции. А какие они, эти «резервы»?

– Не хотелось бы нагнетать, – продолжает Королёв, – но ведь кроме «окон» нам ещё много есть чем заниматься. С первого июня начинается подготовка к работе в зимний период 2010–2011 гг. Плюс другие задачи. Так что рук опускать не будем. Любой сбой – это урок, хотя и малоприятный.

Владимир Палагутин (фото автора)
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31