27 октября 2020 06:34

27 октября 2020 06:34

В гости к Семи Братьям

Ещё один маршрут выходного дня предлагает заядлый путешественник и наш постоянный нештатный автор.
Долго рядили, куда отправиться на майские выходные. Пойти в Хамар-Дабан? Там лавины шумят. Даже московский тракт в двух местах засыпало, чего отродясь не случалось. Московскому тракту нынче вообще не везёт. От Тулуна и до Тайшета саянские реки взбунтовались, из берегов вышли, дороги размыли. Товарищ наш на том берегу остался со своей машиной, в поход не успел. Морозы держались до самого мая, снега выпало столько, что до сих пор лежит.

Каменные птицыЕщё один маршрут выходного дня предлагает заядлый путешественник и наш постоянный нештатный автор.

Долго рядили, куда отправиться на майские выходные. Пойти в Хамар-Дабан? Там лавины шумят. Даже московский тракт в двух местах засыпало, чего отродясь не случалось. Московскому тракту нынче вообще не везёт. От Тулуна и до Тайшета саянские реки взбунтовались, из берегов вышли, дороги размыли. Товарищ наш на том берегу остался со своей машиной, в поход не успел. Морозы держались до самого мая, снега выпало столько, что до сих пор лежит. Вулканы взрываются, самолёты не летают, нефть фонтаном бьёт со дна моря. Вот Николай Москвитин и предложил пойти, от греха подальше, проверенным маршрутом на скальник Семь Братьев, расположенный в Андриановском хребте, неподалёку от одноимённой станции.

 

А что? Многие из нас там не бывали и даже не знали о его существовании. Только на чём идти: на лыжах, пешком иль на собачьих упряжках? Последний вариант отпал сам собой – собак ведь ещё кормить надо, да и где их взять? Если брать лыжи, то лучше водные, а их большей частью на себе придётся нести, тайга всё-таки: то в гору, то под гору. Значит, пешком!

Первое препятствие оказалось сразу за бровкой железнодорожной насыпи. Это была водосточная канава, больше похожая на горный ручей. Потом врубились в снега. Сорок минут шли лесной тропинкой, по колено в снегу, до пересечения с автомобильной трассой. Там остановились на заслуженный отдых. Сидели, молчаливые и нахохлившиеся, с ностальгией вспоминая оставленное тёплое жильё и мягкие диваны, чувствуя холод в ногах и наблюдая, как через шнуровку ботинок из их нутра вытекают талые весенние воды. В лучшем положении оказались те, у кого на ногах были резиновые сапоги, а таких умных – раз-два и обчёлся. За это время, в утешение остальным, Виктор Шер, наш бессменный проводник, прочитал целую лекцию о преимуществе сырых ботинок и мокрых ног перед вредным влиянием холодной резины на организм человека в целом. Воодушевлённые его речью и убеждённые теперь в своей правоте, пошли дальше.

 

Арка На данном отрезке ориентировка в подходе к скальнику довольно проста. Напротив перрона станции начинается пешеходная тропа, которая небольшим подъёмом минует лесную гриву и подходит к автомобильной дороге. В двухстах метрах к западу на дороге заметен щит – указатель разграничения Шелеховского и Слюдянского районов. Мимо него проходит широкая просека. Она хоть и покрыта молодым подростом деревьев, однако хорошо заметна, порой даже наезжена машинами, ведёт конкретно в западном направлении. По ней следует идти до первой заметной развилки, когда автомобильная дорога, использовавшая до этого просеку, повернёт направо, а та начнёт спускаться в распадок реки Вересовки. Просеку оставляем, идём по дороге.

Следует знать, что в данный момент вы находитесь почти на вершине Андриановского хребта, а на самый верх попадёте буквально через полчаса, когда дорога подведёт к действующей ЛЭП-500. Сама дорога на этом заканчивается, хотя по просеке и вдоль неё много таких проездов, но это не дороги, а направления передвижения строительной и обслуживающей ЛЭП техники. Отсюда после обеденного перерыва, вызванного непреодолимым желанием съесть что-нибудь, мы пересекли ЛЭП и углубились в чахлый лес, состоящий в основном из соснового подроста, перемежающегося белыми стволами погибших от давнишнего пожара берёз. Печальная картина, напоминающая сожжённую деревню периода Великой Отечественной войны. Было бы совсем грустно, если бы не зелень соснового леса, да не синее небо, украшенное белыми облачками, да не яркое солнце, да не тёплый день! А ещё обещание проводника о скором прибытии на место. И в самом деле, буквально через полкилометра Сергей Мерзляков, вытаскивая ногу из глубокого сугроба, неожиданно произнёс странную фразу: «Здравствуй, Брат!»

 

Мы, те новички, которые шли с ним рядом, подумали было, что это означает «приплыли». А может, и того хуже: у человека голова от усталости закружилась, глюки в глазах. Но оказалось, он рассмотрел среди деревьев первый скальник, а когда подошли к тому, увидели и второй. Оба останца расположены на самом верху не ярко выраженной гривы. В данном месте Андриановский хребет больше напоминал плоскую возвышенность, и мы продвигались как бы по ровному месту. Его скальное основание занимало площадь всего полсотни квадратных метров при высоте массива около восьми. В общем, ничего особенного. Прошли мимо.

Второй Брат гораздо крупней первого. К путникам он обращён высокой скальной стеной, украшенной двумя выступающими карнизами. Эти выступы напоминают птичьи клювы или самих птиц, присевших на краешке скалы. Высота обрыва с южной стороны, под которым мы проходили, около пятнадцати метров. С севера скалы прикрыты наносными породами и более доступны.

Только отошли отсюда, как Сергей опять кому-то поклонился и сказал: «Здравствуй, Третий Брат!» Мы снова крутим головами в разные стороны и замечаем впереди тёмный массив скал, прикрытых лесом. Оказывается, это и есть наша конечная цель на сегодня – третий по счёту останец, у подножия которого мы разобьём походный лагерь, а завтрашним днём продолжим знакомство со скальным монументом. Он очень величествен в своей первозданной красе. Стена у него такая крутая, что взглянешь наверх – шапка падает. Мы даже заспорили относительно её высоты. Кто полсотни метров давал, кто меньше, а Виктор Шер предлагал зуб свой, если там более тридцати будет. Зачем нам его зуб? Сошлись на сорока метрах.

 

Расположились у южной стены, отступив на сотню метров в глубину леса.

Установка палаток, приготовление ужина заняли практически всё время оставшегося дня. Вечерний костёр и песни заполнили вакуум общения между участниками похода и сдружили всех.

Ночью выпал снег. Он присыпал палатки, украсил лес белым кружевным узором. При ярком солнце всё это убранство вспыхнуло разноцветной радугой. Было по-весеннему тепло, поэтому декорации вскоре исчезли, покропив землю талой водой. После этого мы пошли на экскурсию, желая посетить остальных Братьев.

Главная изюминка ожидала нас в окончании стены третьего останца, под которым мы стояли. К западу она понижается, заканчиваясь пирамидой из трёх огромных глыб. Когда-то верхний камень, венчающий это сооружение, при обрушении попал на низлежащие и остался здесь на вечные времена, расклинив их своей массой. Под ним остался проход выше человеческого роста. Мы не преминули этим воспользоваться и прошли под скалой на северную сторону. Да, прошли сквозь стену! Волшебство, да и только! Саша Ильин вставил:

– Божье творенье!

Ещё большее удивление вызвало у нас это сооружение, когда, приспустившись вниз, мы взглянули на него с обратной стороны. Вместо хаотичной груды камней, каким оно представлялось ранее, перед нами явилась утончённая каменная арка. Одной стороной она была прислонена к скале, а другой, плавно изгибаясь, упиралась в землю. И через неё мощным потоком лился дневной свет. Точно волшебство!

Четвёртый и пятый останцы ничего особенного не представляют. Невысокие, легкодоступные, отдельно стоящие массивы полуразрушенных скал. А вот шестой скальник зацепил нас в неменьшей степени, чем третий со своей аркой. Там две скалы с отвесными стенами стояли, прислонившись друг к другу и чуть отстранившись от водораздельной линии хребта. Зайти на них ножками не получится. Хотя мы этой целью и не задавались. Нас больше всего вдохновила корона, венчающая вершину скального монумента, на фоне которой все непременно захотели сфотографироваться. Скала-трезубец!

 

Ещё мы успели подняться на главный монумент этого комплекса, на вершину Третьего Брата. Простой путь на главную башню проходит с северной стороны по несложным скальным полкам, и мы были вознаграждены прекрасными видами таёжного и горного окружения. Заснеженная тайга, белоснежные вершины уже близкого Хамар-Дабана блестели под лучами яркого солнца, а воздух плыл перед глазами и переливался, будто некая вязкая субстанция. Казалось, его можно было потрогать руками, но суровый окрик проводника приводил забывшихся в чувства, и взмахи рук прекращались. И то верно – люди не птицы, они не летают.

Несомненно, оригинальный скальный монумент Семь Братьев заслуживает быть открытым для туристических экскурсий, и даже скалолазы найдут тут для себя достойные маршруты. Удобство подъезда, непродолжительный и не утомительный путь, лёгкость в ориентировке – всё это позволит вывести из небытия ещё один памятник природы, не известный широкому кругу людей, любящих активный отдых и сибирскую тайгу.

 

В качестве дополнения скажу, что на обратный путь мы потратили менее полутора часов, с одним отдыхом.

Сергей Воробьев (фото автора)
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31