28 октября 2020 13:53

28 октября 2020 13:53

Неприступная высота

Первую боевую награду – медаль «За отвагу» – сибиряк получил, когда ему не исполнилось и 19 лет.
Судя по телефонным звонкам и получаемой редакцией почте, особое внимание читателей сейчас привлекают материалы, посвящённые приближающемуся 65-летию Победы.

Первую боевую награду – медаль «За отвагу» – сибиряк получил, когда ему не исполнилось и 19 лет.

Судя по телефонным звонкам и получаемой редакцией почте, особое внимание читателей сейчас привлекают материалы, посвящённые приближающемуся 65-летию Победы.

«Мне очень понравилась опубликованная в газете «Восточно-Сибирский путь» (№14 от 16 апреля) страница писем. В них шла речь о земляках-железнодорожниках, грудью заслонивших страну от фашистских захватчиков, – признаётся председатель совета ветеранов локомотивного депо Улан-Удэ Наталья Гвоздева. – Прочитала её и сама решила взяться за перо – рассказать о нашем бывшем работнике ветеране войны Я.К. Истомине. Тем более что повод есть подходящий: Якову Кирилловичу выпала честь 9 мая принять участие в параде Победы на Красной площади в Москве.

 

Когда Германия напала на Советский Союз, Якову не исполнилось и 16. В ряды Красной Армии его, уроженца села Нюки Кабанского района, призвали в 1942 году после окончания средней школы на станции Мысовая. Думал, немедленно попадёт на фронт, куда давно рвался сам. Нет – отправили учиться на курсы снайперов, открывшиеся на станции Нижнеудинск. А уже оттуда осенью 1943-го группу новобранцев бросили на передовую. Воевать, правда, долго не пришлось. Зато за чужие спины не прятался, участвуя в боях за освобождение Прибалтики и Белоруссии. Тому свидетельство – орден Отечественной войны и медаль «За отвагу». Последнюю награду сибиряку вручили зимой 1944 года за выполнение особо важного задания.

 

«В 1944 году под городом Городище, на территории Белоруссии, – вспоминает Истомин, – наши войска натолкнулись на упорное сопротивление немцев, прочно окопавшихся на отлично укреплённой возвышенности, с которой хорошо простреливалась вся окружающая местность. Мне вместе с другими бойцами приказали пробраться туда и захватить языка. Когда стемнело, наши сапёры разминировали подход к высоте, сняли проволочное заграждение, и в девять часов вечера мы, надев на себя белые халаты, стали взбираться на вершину. Поднялись и видим: фашистский сигнальщик пускает в небо осветительные ракеты. Как только они потухают, раздаётся кинжальный огонь из пулемётов. Уничтожив сигнальщика, мы с разведчиком Петром Степановым, оказавшимся моим земляком, врываемся в немецкий блиндаж и кричим: «Хенде хох!» Одного из немцев, попытавшегося схватить оружие, пришлось убить, а второго, поднявшего руки, мы доставили в расположение своей 90-й гвардейской дивизии. При отходе я был ранен и отправлен в свердловский госпиталь. Неприступную высоту взяли уже без меня».

 

Армейская служба продолжалась и после войны. По окончании свердловского военного училища Якова Кирилловича командировали в группу Советских войск в Германии. А демобилизовавшись, он сразу поехал домой, устроился в ПЧ-12. В 1951 году, в связи с корейским кризисом, опять надел офицерскую форму. И только четыре года спустя окончательно ушёл на гражданку. Работал монтёром пути, кочегаром паровоза, машинистом тепловоза и электровоза, а после ухода на пенсию ещё много лет руководил базой отдыха «Култушная». Крепкой, видать, оказалась фронтовая закалка!»

Константин Житов
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31