25 октября 2020 22:34

25 октября 2020 22:34

Призванная Ленинградом

Откомандированная на войну Зина Малютина восстанавливала путь после бомбёжек.
Обычная для войны история: кругом горе, смерть, разруха, и двое всретились в этом аду, чтобы не расставаться всю жизнь.
Зина испытала на себе, что такое прифронтовая полоса. Деревенька Подворье, что в Ленинградской области, жила – не тужила до начала советско-финской войны 1939–1940 годов.

Откомандированная на войну Зина Малютина восстанавливала путь после бомбёжек.

 

Обычная для войны история: кругом горе, смерть, разруха, и двое всретились в этом аду, чтобы не расставаться всю жизнь.

Зина испытала на себе, что такое прифронтовая полоса. Деревенька Подворье, что в Ленинградской области, жила – не тужила до начала советско-финской войны 1939–1940 годов. Случился конфликт, и встали под ружьё в первую очередь те, кто жил рядом с границей на Кольском полуострове. Пошёл на войну и Зинин старший брат Сергей. Её, только что окончившую начальную школу, родители-колхозники отправили в соседнее село нянькаться с двумя дочками брата. Затем колхозное начальство определило подростка из многодетной семьи в полеводческую бригаду.

 

А потом началась большая война. Колхозников отправили на деляны пилить лес, заготавливать дрова и грузить их в вагоны. Летом 1942-го, когда грозный гул фронта стал слышен и в лесу, Зине вручили повестку с предписанием прибыть на ближайшую станцию с трёхсуточным продуктовым пайком. Поплакали родители, собрали дочке котомку и отправили с Богом. Куда – никто толком не знал. Знали одно: враг рвётся к городу на Неве, и такие, как Зина, призваны Ленинградом.

– Мы были командированные, с этим мирным служебным статусом и шли: сначала копать блиндажи и противотанковые рвы, потом восстанавливать искалеченное бомбёжками стальное полотно под Большой и Малой Вишерой, Новгородом, – вспоминает Зинаида Петровна. – Война закончилась, а мы продолжали ликвидировать её последствия, но теперь уже в Восточной Европе. В частности, в бывшей Чехословакии наша колонна и после победы расчищала подорванный тоннель на границе с Польшей.

Домой Зине хотелось до слёз, но ведь рядом уже был её суженый, Аввакум Малютин. Надежный, как стена, и застенчивый, как девушка. Ещё в начале войны парень из забайкальских семейских был откомандирован с Улан-Удэнской дистанции пути на строительство ледовой железнодорожной ветки по знаменитой дороге жизни. Но не всё просчитали правильно инженерные головы – первый пущенный паровоз ушёл под ладожский лёд.

 

Так и шёл монтёр пути Аввакум Малютин со своей колонной, невестой, а потом женой до победной для них точки в 46-м. Война закончилась для них тогда, когда они сели в поезд и поехали в далёкий Улан-Удэ. Без грома оркестров, без митингов на перронах, как это было в майские дни 45-го. Они были просто командированные.

Как нитка за иголкой шла по жизни со своим мужем Зинаида. Аввакум был просто кладезь для беспокойного путейского хозяйства ВСЖД. Профессиональный догляд на путях, исключительная добросовестность – недаром из семейских вышел. Ну и, понятно, бесценный опыт фронтовой. Потому и рос по служебной лестнице: бригадир на ст. Мостовой, мастер в Подкаменной, Рассохе, Гончарово. Трудовой путь закончил старшим мастером в дистанции пути Иркутск-Пассажирский. И Зина не отставала, хоть и поднимала вместе с мужем шестерых ребят. Трудилась монтёром пути на Гончаровском околотке, а потом диспетчером в дистанции пути Иркутск-Пассажирский.

Мужа уже нет в живых, но Зинаида Петровна не одна. Дети, внуки помогают, их у неё десять. И уже девять правнуков. Почти все рядом, в Шелехове. Вот только сердце иногда болит за внучку Леночку, которая, став балериной, уехала в Германию.

– Больно далеко забралась, – вздыхает баба Зина.

Игнат Боготольцев (фото автора)
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31