23 октября 2020 14:52

23 октября 2020 14:52

Кочегар по имени Галина

Когда на фронт ушли мужчины, у паровозных топок их место заняли молодые девчата.
Нынешней весной жители посёлка Кежма, возможно, станут свидетелями того, как реализуется на деле Указ президента РФ об обеспечении жильём участников Великой Отечественной войны. Несколько ветеранов рассчитывают улучшить свои жилищные условия. В их числе Галина Павловна Драница.

Г.П.Драница с внучкой МашейКогда на фронт ушли мужчины, у паровозных топок их место заняли молодые девчата.

Нынешней весной жители посёлка Кежма, возможно, станут свидетелями того, как реализуется на деле Указ президента РФ об обеспечении жильём участников Великой Отечественной войны. Несколько ветеранов рассчитывают улучшить свои жилищные условия. В их числе Галина Павловна Драница.

 

В посёлке ей многие желают удачи. Право на новое жильё она заслужила честным и многолетним трудом. Тем более что её старый дом основательно износился.

В свои 85 лет она спокойно управляется с двумя поросятами и шестью козочками. А минувшим летом без особого напряжения содержала огород в шесть соток. О чём свидетельствует приличный запас разносолов. Она говорит, что в таком ритме живёт около полувека, с тех пор, как приехала в товарном вагоне со своим мужем Григорием и пятью детьми на создающуюся станцию Кежемская во время строительства ветки Тайшет – Лена. Тогда муж устроился начальником ПТО вагонов, а она – оператором при дежурном по станции.

 

– На месте нашего посёлка была сплошная тайга, – вспоминает Галина Павловна,  – а в ней, в окружении деревьев, несколько срубов. Один из них выделили нам. Участок под огород тоже отвоёвывали у тайги, вручную корчуя вековые сосны. Правда, мы это делали с огромным вдохновением. После невзгод военного лихолетья проблемы мирного времени казались несущественными. Муж всю войну служил в составе железнодорожной части, действующей в прифронтовой полосе. А я после окончания курсов помощников машиниста работала кочегаром паровоза в локомотивном депо Улан-Удэ. Тогда в кочегары, кроме меня, определили ещё 15 моих ровесниц.

 

В первый день работы машинист паровоза Чумаков меня наставлял:

– В работе кочегара сложного ничего нет: бери – больше, кидай – дальше!

Сначала каждая поездка была проверкой на выживаемость. Для Галины с её весом в 47 кг работа превращалась в кошмар. Особенно когда за углём приходилось бежать в заднюю часть тендера, где стояла сплошная завеса из угольной пыли.

– Рабочая смена длилась не менее двенадцати часов. Столько времени уходило на плечо от Удан-Удэ до Маритуя или до Петровского Завода, – вспоминает Галина Павловна. – На отдых и сон отводилось всего несколько часов. За это время надо было успеть переодеться и поесть. На поддержку сил по норме давали 800 граммов хлеба, кусочек американского сала, 50 граммов сахара, табак. Еще выдавались талоны на порцию супа из капусты и тарелку мучной похлебки.

 

Труднее всего приходилось осенью, когда на рельсы ложился иней. При подъёме состава в гору передние колеса паровоза начинали буксовать. Тогда машинист давал указание брать ведро с песком и подсыпать его на рельсы, двигаясь с той же скоростью, что и локомотив...

Бывали и приятные моменты. Однажды почти весь выпуск курсов был включен в состав локомотивных бригад для перегонки сплоток холодных паровозов до сортировочной станции Юдино. С заданием справились на отлично: все паровозы дошли до места назначения.

Александр Савинов (фото автора)
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31