19 октября 2020 18:51

19 октября 2020 18:51

Профессия – служить Отчизне

68 лет в семье Белкиных все мужчины, сменяя друг друга, носят погоны. Сначала армейские, потом – работников милиции на Иркутском железнодорожном узле.
Солдатское братство в этой семье – не пустой звук. Часто бывает, что, взрослея, люди отдаляются друг от друга, погружаются в личные дела и заботы и, в лучшем случае, общаются только по телефону. Возраст разъединяет. У Белкиных не так.
Ещё открывая дверь квартиры, слышим оживлённые голоса, смех, дружеские подначки и понимаем, что в этой семье мужчинам есть о чём поговорить, не боясь оказаться непонятым.

68 лет в семье Белкиных все мужчины, сменяя друг друга, носят погоны. Сначала армейские, потом – работников милиции на Иркутском железнодорожном узле.

Солдатское братство в этой семье – не пустой звук. Часто бывает, что, взрослея, люди отдаляются друг от друга, погружаются в личные дела и заботы и, в лучшем случае, общаются только по телефону. Возраст разъединяет. У Белкиных не так.

Ещё открывая дверь квартиры, слышим оживлённые голоса, смех, дружеские подначки и понимаем, что в этой семье мужчинам есть о чём поговорить, не боясь оказаться непонятым.

 

– Ничего удивительного, – поясняет патриарх клана Михаил Емельянович. – Живём в Иркутске, кашу из одного котелка ели, хоть и в разное время, поэтому, когда собираемся вместе, общую тему находим быстро.

Февраль для Белкиных – месяц особый: 18-го отмечается День транспортной милиции России, 23-го – День защитника Отечества. И к тому, и к другому они имеют самое непосредственное отношение. Все служили в войсках, потом в управлении внутренних дел на транспорте, а внук (и сын) Андрей служит до сих пор. Надеются, что самый младший – Александр, который проходит сейчас армейскую службу, тоже пойдёт по семейным стопам. По-иному и не мыслится: в этой семье от службы никогда не бегали...

 

?– Мне в 1942 году только-только 18 лет исполнилось, и сразу повестка в военкомат, хотя работал электромонтёром в Улан-Удэнском локомотивном депо. Тяжёлое время было, и на «бронь» не особо смотрели, – вспоминает Михаил Емельянович. – Ну, думаю, сразу на фронт и – в герои. А на деле в Чите оказался, в полковой школе. Потом в должности командира отделения противотанковых ружей (ПТР) на границе с Маньчжурией (тогдашней Маньчжоу-Го под протекторатом Японии). Обидно было, что вроде как в тыл отправили. Но это до поры до времени: не фронт, конечно, но спать японцы и здесь не давали – провокации были серьёзные, крови повидать довелось. Поэтому, когда войну Японии объявили, у нас к «микадам» свой, особый счёт был.

 

Что запомнилось? Особая какая-то тактика японцев – героизм обречённости, что ли. У меня на глазах самоходку с нашим десантом подорвал подрывник-смертник. Закопался в яму посреди дороги весь во взрывчатке, а в нужный момент рванул... Мы их потом там же в ямах и гробили – не доезжая.

Ещё что? Ну это уже из области курьёзов: короткое время довелось побывать с японцами и... «братьями по оружию». Это когда до полной капитуляции Японии пришлось вместе с ними склады с военным имуществом охранять – с одной стороны наш часовой, с другой – японец...

 

Боевой путь командир роты ПТР лейтенант Михаил Белкин закончил в городе Сыпингай в Маньчжурии, но окончательно армейские погоны снял в 1947 году в Порт-Артуре. Надо было начинать мирную жизнь.

Мирная жизнь началась с мирных забот – надо было кормить семью. Вернулся в родное депо. Поработал сцепщиком, после окончания дортехшколы – дежурным, диспетчером. Вступил в партию. Она-то и сыграла свою роль в дальнейшей судьбе.

– Сегодня о милиции всякое говорят, – анализирует Михаил Емельянович. – Правильно говорят. Утрачены традиции, спрос. Раньше, чтобы в органы попасть, высокое доверие надо было получить. Меня на службу в УВДТ по разнарядке райкома партии рекомендовали. И за все 22 года, что проработал в милиции, ни перед собой, ни перед товарищами краснеть не пришлось.

Итог служения Белкина-старшего – орден Отечественной войны, медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне», «За победу над Японией», награды за безупречную службу в органах, знак «Отличник милиции». С 1983 года он на пенсии, но эстафету службы успел передать сыну Валерию.

 

– Мои служебные университеты, как и у отца, начались со службы в армии, – говорит Валерий Михайлович. – Поскольку до призыва успел окончить техникум по специальности автомеханик, то призвали водителем. Служил в Даурии. Для понимающих объяснять не надо. Летом жара под сорок, зимой – морозы. Так что технику в этом экстриме освоил – дай Бог каждому... Ну и других ощущений хватало. Мой призыв был последним, когда ещё служили по три года, и как раз пришёлся на 1966–1969 годы – разгар даманских событий. По всей границе с Китаем было введено военное положение. Я отродясь минёром не был, а один раз пришлось. Командир роты определил рубеж, натянули шпагат, и по нему через равные промежутки сто бойцов начали устанавливать противотанковые мины. Ощущения – жуть. Понимаешь, что она нажимного действия и никакой твоей массы не хватит, чтобы взрыватель сработал, но когда головку вкручиваешь, не только пальцами – всем телом дрожишь. Такая вот закалка страхом.

 

В органы попал после службы. Сначала водителем в пожарно-техническое училище. Там аттестовали, а потом предложили в УВДТ перейти. Согласился – по службе отца дело знакомое. Начал рядовым, а в 1973 году направили в Могилёвскую средне-специальную школу транспортной милиции – она тогда одна на весь Союз была. Два года отучился и пришёл лейтенантом в линейный транспортный отдел милиции на станции Иркутск-Сортировочный. Там до пенсии и отслужил.

На счету капитана милиции, старшего уполномоченного отдела уголовного розыска по сохранности грузов Валерия Белкина сотни дел и сотни побед. Мы попробовали подсчитать, сколько за эти годы он сэкономил государству. Получилось много – почти полмиллиона рублей. По тем временам огромные деньги. И его, как и отца, не обошло признание – шесть медалей за безупречную службу и знак «Отличник милиции» пополнили семейную копилку наград.

 

Ветеран транспортной милиции и сегодня при деле – несёт службу в ведомственной охране по защите объектов железнодорожного транспорта.

– Служу, пока есть порох в пороховницах, – посмеивается Валерий Михайлович.

Младший из династии – Андрей Белкин. Сержант милиции. Водитель-сотрудник в том же УВДТ. Орденами-медалями пока не отмечен, но солдатского и служебного лиха попробовал. Первого – когда проходил действительную службу водителем – пожарным спасателем при воинской части. Доводилось и людей спасать, и имущество, и технику. Чудом уцелел, когда при тушении лесного пожара случайно увидел, как огонь подкрался к бензобаку его машины.

 

После армии долго не раздумывал – пример деда и отца агитировал лучше всяких уговоров. Прошёл комиссию, получил направление на шестимесячные курсы подготовки рядового состава и с 2004 года несёт службу в автохозяйстве Восточно-Сибирского УВДТ. Ждёт пополнения в лице младшего брата Александра, который пока ещё служит в армии.

– Жалко, что у самого наследников-мужичков нет, – смеётся Андрей. – Пока только две дочурки – Аня и Леночка, но... Поживём – увидим.
Владимир Палагутин (фото Владимира Кузьмищева)
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31