27 октября 2020 21:12

27 октября 2020 21:12

Над нами «мессеры» кружили

Из воспоминаний ветеранов мы узнаём о войне то, что не написано в учебниках истории.
Моя собеседница относится к женщинам, сумевшим сохранить в свои годы не только ясность ума, бодрость, но и женскую привлекательность. Хотя позади 80 с лишним лет жизни и два года тяжких испытаний на фронте.

Из воспоминаний ветеранов мы узнаём о войне то, что не написано в учебниках истории.

Моя собеседница относится к женщинам, сумевшим сохранить в свои годы не только ясность ума, бодрость, но и женскую привлекательность. Хотя позади 80 с лишним лет жизни и два года тяжких испытаний на фронте.

Раиса Васильевна Игнатенкова – ветеран Великой Отечественной войны, служила медсестрой в артиллерийском полку стрелковой дивизии. Награждена орденом Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне». Вот как вспоминает она те годы:

– Когда началась война, мне исполнилось 16 лет. В таком возрасте меня не взяли бы на фронт. А вот через два с половиной года я попыталась уйти добровольцем. Пришла в военкомат, но документы у меня не приняли. Пошла в другой – там мне не отказали, и уже вечером нас отправили на фронт. Зачислили меня рядовой в 856-й артиллерийский полк 313-й стрелковой дивизии. Наша дивизия в составе 71-й отдельной армии Карельского фронта, а позднее в составе 2-го Белорусского освобождала Польшу и Померанию.

 

Я очень хотела попасть в авиацию и стать лётчицей. Чтобы быть ночным стрелком или «ночной ведьмой» и бомбить проклятых фашистов с воздуха. Помню, привезли нас в эшелоне на фронт, выгрузили в поле. А тут сразу обстрел с воздуха, раздаётся команда: «Ложись!». Ночью немцы такие ракеты запускали, что не только человека, а каждую былинку было видно. И мы, ещё не успев повоевать, понесли большие потери.

В прифронтовой зоне прошла шестимесячные курсы медсестёр, меня научили делать уколы, оказывать первую помощь раненым. По званию считала себя рядовой, потом только узнала, что повысили до старшего сержанта.

Как-то я вытащила на себе под вражеским обстрелом раненого связного. Он добирался на лошади. В бинокль мы видели, как лошадь упала. А вокруг вся местность просматривалась как на ладони. Там стояли немецкие наблюдательные пункты. Добровольцев лезть под прицельный огонь не нашлось, а я решилась. Доползла, раненую лошадь пришлось пристрелить, а бойца вынесла из-под огня. Правда, кисть левой руки пулей всё-таки зацепило. Связного отправили в госпиталь. Как потом выяснилось, он нёс нашему командованию важное донесение.

 

В полку нас, женщин, было всего двое. Врач Тамара и я, медсестра. Но никакого послабления мы к себе не чувствовали, воевали наравне с мужчинами. Ранения были, контузия, но от госпиталя я отказалась. Осколок из левой руки врачи извлекли уже здесь, в слюдянской больнице.

Дошли мы до самого Берлина. На стенах Рейхстага чёрными угольками бойцы ставили свои подписи. А я написала кратко, только инициалы: З.Р.В. (моя девичья фамилия – Задорожная). Домой вернулась только осенью 1945 года. А в Слюдянку приехала из Ростовской области в 1959 году, вместе с родственниками мужа, сам он родом из здешних мест. Сначала мне всё здесь не понравилось. Климат прохладный, город показался каким-то тёмным, неухоженным. Но потом я полюбила его всей душой.

 

На работу устроилась машинисткой в редакцию районной газеты «Ленинское знамя». Коллектив у нас был хороший, дружный. Но так получилось, что пришлось через полтора года уволиться. Устроилась в слюдянское депо техником-дефекто-скопистом. Больше двадцати лет отработала на железной дороге. И не жалею об этом. Меня там помнят и уважают, до сих пор звонят, поздравляют, спрашивают совета как у бывшего активного общественника.

Светлана Калашникова (фото автора)
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31