21 октября 2020 22:52

21 октября 2020 22:52

К Паньковским пикам

Для тех, кто любит активный отдых, новогодние праздники – настоящий подарок.
Благословен январь, дарующий людям столь много праздничных дней, свободных от каждодневных сует и бесконечной погони за жизненным достатком.
– На десять дней вы свободны, – сказал начальник. – Летите на все четыре стороны.
Какой добрый, можно подумать, но в общем-то грех не воспользоваться советом. Куда же податься? Может, на Гавайи или в Таиланд? Там вечное лето, море, там тепло. Или прошвырнуться по Европе? Рим, Берлин, Париж… Тоже неплохо. Там Альпы, горные лыжи...

Для тех, кто любит активный отдых, новогодние праздники – настоящий подарок.

Благословен январь, дарующий людям столь много праздничных дней, свободных от каждодневных сует и бесконечной погони за жизненным достатком.

– На десять дней вы свободны, – сказал начальник. – Летите на все четыре стороны.

Какой добрый, можно подумать, но в общем-то грех не воспользоваться советом. Куда же податься? Может, на Гавайи или в Таиланд? Там вечное лето, море, там тепло. Или прошвырнуться по Европе? Рим, Берлин, Париж… Тоже неплохо. Там Альпы, горные лыжи...

 

Более прагматично настроенные товарищи остудили эйфорию: а деньги где? В самом деле, о деньгах не подумали. Десять выходных дней – это треть зарплаты из кармана. Что же делать? Так хочется на лыжах прокатиться. Причем подальше да повыше... Притихли все, призадумались. В этот момент звонит мой друг Николай Москвитин и говорит:

– С Виктором Шером я собираюсь в Хамар-Дабан. Хотим пройти новый маршрут к Паньковским пикам. Не хотите составить компанию? Там вам и лыжи, и горы.

– Да-а! Хотим! – вскричали мы разом.

И вот ранним утром, ещё затемно мы вывалились из вагона электрички на остановочном пункте Паньковка-2. Перейдя шоссе, встали на лыжи.

 

Январь, болота укрыты толщей льда и снега. Снега здесь было так много, что мы бы утонули в его сугробах, если бы не широкие лыжи да не наст, образовавшийся в предновогоднюю оттепель, когда снег просел и уплотнился. На болотах встретили рассвет, а ближе к обеду втянулись в предгорья, попав в зимнюю сказку. Высоченные ели, пихты, могучие кедры, лесной подрост были укутаны толстой шубой белоснежных снегов. Это было настолько впечатляюще, что пальцы фотографов не отпускали кнопку затвора фотоаппаратов. Их понять можно. Мы шли по тайге как во храме, поднимаясь по ступенькам увалов в окружении молчаливых седовласых старцев-деревьев, столь высоких, что солнце едва пробивалось сквозь их кроны. Там же, где оно касалось поверхности снега, враз вспыхивали яркие звёздочки. Оживали заснеженные полянки, покрываясь цветами отражённого солнца. Однако светило устало пробираться сквозь эту чащу и как-то разом покинуло нас, скрывшись за дальними пределами. К тому времени мы втянулись в узкую долину крайнего правого притока реки Паньковки, и нам ничего не оставалось, как только разбить лагерь. В январе темнеет рано и очень быстро. Палатка едва вместила всех желающих получить толику уюта и тепла у гудящей печурки. В тесноте, да не в обиде.

 

Утром начали штурмовать хребет, закладывая продолжительные лыжные серпантины по крутому залесённому склону. Крутизна подъёма, снег, завалы из деревьев, тяжёлые рюкзаки тянули вниз, а нам надо было вверх. Чтобы как-то зацепиться за снег, за склон, удержаться на лыжне, подошву лыж обмотали капроновыми шнурами. Лишь тогда продвижение пошло более успешно. Как награда – сытный обед. Бивуак устроили на одной из промежуточных возвышенностей хребта. Давным-давно в этом месте прошёл таёжный пал. Сотни мёртвых деревьев стояли стройными рядами. Как в песне: «Так и лежим, как шагали, попарно, попарно...».

Самый глубокий снег и самый крутой подъём поджидали нас перед выходом на хребет. «Штатный» тропильщик Анатолий Аксёнов с этой задачей справился отлично, выведя группу к конечной цели.

 

Погасло дневное светило – растущая луна выплыла на сцену. Она павой прошлась по небосводу, раздавая реверансы и милостиво улыбаясь всем присутствующим. Вот уж правильно говорят: «Взглянет – что огнём опалит, слово молвит – рублём подарит». Там, где прошла она, вспыхивали самоцветы звёздных скоплений.

Скрылась луна, и хороводы звёзд закружились над нами. Солистом был, конечно, Орион. Три яркие звезды в его короне являлись украшением ночного неба. Одинокая Большая Медведица аж на дыбки встала от возмущения, опершись на Приморский хребет на том берегу Байкала. Чего тут обижаться, звёздочкам тоже хочется повеселиться холодной зимней ночью, поэтому и сбежали к Ориону.

 

Заядлые фотографы Пётр Болданов, Алексей Асмаковец, Светлана Куликова не уходили со звёздного бала до поздней ночи, расставив треноги с фотоаппаратами по склону-полотну, и, надо сказать, кое-что у них получилось.

Летом гора Хребтовая проста для восхождения. Зимой же на её гребне образуются большие наддувы снега, которые свешиваются на подветренную сторону, зависая над бездною каров. Самый опытный из нас восходитель, Анатолий Аксёнов по прозвищу Зуб, попытался продолжить подъём. За ним увязалась Зинаида Ангарская, но вскоре они отступили. Опасно. Это дало Петру повод пошутить – Зуб на зуб не попал. Он имел в виду скальный выступ, преградивший Толе дорогу.

 

Не хотелось уходить с этих вершин, так тут хорошо. День очень яркий и тёплый. Температура воздуха минус 5 градусов, да при полном отсутствии ветра – по сибирским меркам это Ташкент.

К вечеру что-то переменилось в природе. С Байкала тихонечко подкрался плотный туман. Он медленно, но неуклонно поднимался вверх, заглатывая окрестные леса, ближайшие сопки, и остановился, не доходя до нас ста метров по высоте. Туман стоял внизу и качался из стороны в сторону. Его слои, перемешиваясь друг с другом, то наплывали вперёд, то отступали назад. Иногда вспучивались, словно протуберанцы, и опять опадали. Туман дышал, как живой. Солярис, да и только!

 

Наступала рождественская ночь. В её второй половине начался обильный снегопад. С рассветом он и не думал прекращаться. Палатку заваливало снегом. Следовало эвакуироваться отсюда, и побыстрей. К этому времени Галя Жебраускас уже раздула костёр, готовя на завтрак ленивые вареники. После них тянуть время было уже не с руки, мы поспешили выступить в путь.

Нашу старую лыжню почти не видно. Она проявилась чуть ниже, когда вступили в более густой лес. Однажды всё-таки потеряли её и начали сваливаться в какую-то преисподнюю. Виктор Шер остановил группу и после короткой разведки взял правильное направление.

 

Спуск с хребта, ввиду большого количества свежевыпавшего снега, был несколько нервный. На крутых и безлесых участках присутствовала явная лавинная опасность. Такие участки проходили по одиночке, с надлежащим интервалом. Снегопад закончился во второй половине дня, но ещё долго нас преследовали лавины снега, падающие с деревьев при малейшем прикосновении к ним.

К четырём часам спустились в долину Паньковки, а к пяти вечера вышли к охотничьему зимовью, стоящему неподалёку от Январского болота (так называется эта местность). Вечером подморозило. Все набились в зимовьё, но только не фотографы. В темноте они снимали луну, зимовьюшку в сугробах, свечку в окне…

 

Утро было прекрасное. По-зимнему морозное, солнечное и тихое. От зимовья до болот всего с километр. Когда мы вышли на них и открылись горы, с которых мы спустились, то очень удивились: какая метель стояла над ними! Белые флаги снегов, извиваясь, плыли над хребтами. Там был ветер, а у нас тихо и солнечно. Надо благодарить Господа, что уберёг от непогоды.

Мы продолжили свой путь к Байкалу, ступив на берег уже при закатном солнышке. Его красноватые лучи подсвечивали набегающие волны сверху и чуть сбоку, что придавало им объём и выделяло водную фактуру. Байкал шумел, ярился, грыз ледовые забереги, поднимал вверх фонтаны ледяных брызг. Высокие волны, одна за другой, шли из глубины озера, злобясь и вздымаясь при виде берега. Когда гребень волны достигал такой высоты, что не мог удержаться на весу, он начинал обрушиваться вниз с характерным шумом и в белой пене.

 

Следом подходила другая волна, третья, четвёртая, и так до бесконечности. Можно часами смотреть на эту картину, и не надоест. Можно беспрерывно фотографировать, и не устанешь. И не будет похожих фотографий. Волны все разные, как и люди. Отличаются по высоте, длине, мощи, цвету, конфигурации... Стоит только присмотреться к ним и провести на берегу некоторое время.

Байкал очаровал нас. Не хочется ему в ледяные оковы, которыми через несколько дней скуёт его Дедушка Мороз. Однако надо, паря, надо! С природой не поспоришь!

Вечерняя электричка увезла нас в большие города. Коротки январские дни, да памятью долги!

Сергей Воробьев (фото автора)
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31