31 октября 2020 11:14

31 октября 2020 11:14

Помнит старая груша...

Ищите на карте Иркутска улицу Томсона, и она непременно приведет вас к бывшей достопримечательности города.
31 июля в микрорайоне Ново-Ленино на исторической территории сада состоялось открытие памятного знака в честь его основателя известного садовода-опытника Августа Карловича Томсона. Памятник сооружен по инициативе и на средства его потомков.
В начале ХХ века Великий Сибирский железнодорожный путь, это воплощение державной воли и государственной необходимости, пронизывал просторы империи, создавая новые и оживляя старинные поселения.

А.Е.Амбросова - инициатор установки памятного знакаИщите на карте Иркутска улицу Томсона, и она непременно приведет вас к бывшей достопримечательности города.

 

31 июля в микрорайоне Ново-Ленино на исторической территории сада состоялось открытие памятного знака в честь его основателя известного садовода-опытника Августа Карловича Томсона. Памятник сооружен по инициативе и на средства его потомков.

В начале ХХ века Великий Сибирский железнодорожный путь, это воплощение державной воли и государственной необходимости, пронизывал просторы империи, создавая новые и оживляя старинные поселения. Так и в пригороде Иркутска с 1894 года начала строиться станция Иннокентьевская, а при ней – поселок с одноименным названием. Привлеченные открывающимися перспективами, со всей России съезжались люди, которые не боялись трудностей.

 

Среди приехавших в 1907 году был и латыш Август Томсон. У него, сына лесника, а потом батрака в поместье немецкого барона, цель была одна – заработать денег и вернуться на родину независимым человеком. Но чтобы прокормить свою растущую семью, образованному и жадному до знаний 36-летнему Августу Карловичу пришлось устроиться маляром в паровозное депо. В свободное время он бродил по лесным окрестностям, размышляя о том, как на суровой сибирской земле вырастить плодоносящие сады, подобные прибалтийским.

 

С детства работая с деревьями, он понимал, что теплолюбивые саженцы, привозимые коммерсантами ради наживы, сажались несведущими переселенцами на верную гибель. Для опытов нужен был участок земли, но получить его не удалось. Пришлось деревья и ягодные кустарники высадить в кадки и держать в квартире. Эти культурные растения были необходимы для прививки на морозоустойчивые дикорастущие яблоньки. На сэкономленные из скудной зарплаты деньги Томсон наконец приобрел в поселке небольшой заброшенный участок. К 1912 году после многих трудов и разочарований только две яблони стали давать плоды.

Садоводческая работа полностью захватила Августа Карловича, он решил ходатайствовать перед поселковой управой о наделе землей и отпуске субсидий. Напрасные хождения по чиновникам. Один заявил: «Никаких средств на дурацкие любительские идеи не даем. Маляру надлежит быть маляром и не совать свой нос в науку!» Другой развесил по стенам гербарии в рамках – этим и ограничился.

 

В 1914 г. неожиданная помощь пришла от крестьян Подгородно-Жилкинского селения. Побывав в садике Томсона и заинтересовавшись, они сдали ему в аренду на 12 лет неудобные для пашни 10 десятин земли на Ново-Иннокентьевском выселке. Томсон вдвоем с женой выкорчевывал вековые пни, рубил березняк, переносил саженцы на новое место. «Исполнялась мечта моей жизни – закладывался сад, в котором я могу по-настоящему заняться опытами, помериться силами с суровой сибирской природой», – вспоминал Август Карлович.

Благодаря настойчивости и неустанному труду, к 1916 г. Томсону удалось добиться плодоношения нескольких сортов акклиматизированных яблонь. Но именно в эти годы у садовода сложилось впечатление, что его работа никому не нужна – сад разорялся хулиганами, предлагаемые даже бесплатно саженцы никто не брал. Единомышленников, кроме садовода-любителя железнодорожного рабочего К. Т. Чумакова, не находилось…

 

Руководители Советской власти, установившейся в Иркутске в 1920-м, сразу увидели в деятельности Томсона громадную пользу. Так, для озеленения нового стадиона «Авангард» были приобретены все саженцы тополей и акации (и сегодня у спорткомплекса «Труд» мы видим великаны-деревья, к которым в их «детстве» с любовью прикасались руки Августа Карловича). В самом саду был организован филиал Тулунской опытной станции. Уволившись из депо в 1921 г., Томсон целиком посвятил себя любимой работе.

Практические контакты с сибирскими садоводами, с И. В. Мичуриным, участие в сельскохозяйственных выставках, лекции и экскурсии в саду, помощь всем заинтересованным приумножали славу сада Томсона. Тысячи адаптированных саженцев из питомника расходились по всей Сибири. А усадьбы железнодорожников превращали поселок Иркутск-2 в цветущий и плодоносящий  сад.

 

Нашлись энтузиасты-садоводы в железнодорожной школе № 38 (ныне № 67). Учителя П. И. Малиновский, И. П. Александров, М. П. Черепанов организовали на пустыре рядом с садом Томсона кооператив «Просвещенец», где вместе с педагогами работали и ученики. Через десять лет это был небольшой совхоз, снабжавший продукцией железнодорожный ОРС. (Кстати, Павел Иванович Малиновский в 1940 г. был назначен первым директором вновь созданного Иркутского ботанического сада).

21 августа 1927 года более полусотни иркутских опытников собрались под сенью усыпанных плодами яблонь в саду Томсона. Были заслушаны доклады о результатах и перспективах сибирского садоводства и организовано первое общество садоводов-любителей. Сбывалась мечта Августа Карловича, осуществленная многолетним неутомимым подвижническим трудом. Его сад стал уникальным ботаническим и селекционным центром.

 

В 1938 году основную часть сада А. К. Томсон передал государству в качестве питомника и опытного хозяйства сельхозинститута. Согласно акту, в нем произрастало около 230 сортов яблонь, 77 сортов и видов плодово-ягодных растений, 47 видов декоративных и прочих деревьев (в частности вяз, дуб, клен, липа, тополь серебристый, лещина и другие). Родиной большинства из них были Северная Америка, Китай, Корея, Япония, Европа. Все они находились в прекрасном состоянии, цвели и плодоносили. Некоторые сорта малины и крыжовника вывел лично Томсон. В возрасте 70 лет Август Карлович продолжил опытные работы в своем питомнике и оранжерее.

 

Старого садовода окружала его большая семья: верная супруга и помощница Констанция Михайловна, сын Теодор (Федор) – инженер-теплотехник проектной конторы ВСЖД, его жена Клавдия Васильевна – врач-терапевт железнодорожной поликлиники (впоследствии главный терапевт врачебно-санитарной службы дороги), внук Эдуард, будущий летчик; семейство дочери Элеоноры, вышедшей замуж за бывшего австрийского военнопленного Иоганна Петровича Филуса. У них было четверо детей – Адольф, Теодор, Венеций и Лигия.

Страшным ударом в 1940 г. стал арест, как «врага народа», стахановца и отличного проектировщика Федора Томсона, который вскоре бесследно сгинул в Магадане. Теодор Филус работал машинистом паровоза в депо Иркутск-2. В военные годы Адольф Филус, студент Новосибирского института железнодорожного транспорта, был призван в армию, но из-за «немецкого» происхождения служил в охране складов на Батарейной. Затем окончил Иркутский горно-металлургический институт, работал в горной промышленности, защитил кандидатскую диссертацию, преподавал в политехническом институте.

Большую тревогу испытывал Август Карлович за будущее своего сада, переходящего от одной госорганизации к другой. Незадолго до кончины 28 января 1951 г. он передал свой питомник Институту физиологии и биохимии растений.

 

Можно сказать, с этого времени началась деградация сада Томсона. Хозяйство не выдержало экономической конкуренции с привозными фруктами; саженцами, требовавшими кропотливого ухода, перестали заниматься. В конце 1980-х запущенную территорию, засоренную свалками, несмотря на протесты органов защиты природы и охраны памятников, местных жителей и общественных организаций, горисполком стал отводить под строительство жилья и производственных объектов. Не спас положения и кооператив «Сад», организованный для обеспечения населения саженцами. Научные обследования ботаников в 1992 г., несмотря на ужасающую картину разорения, зафиксировали сохранившиеся уникальные растения. Выработанные учеными предложения позволили бы создать интересный природный музей, имеющий несомненную научную ценность. Как дань памяти, переулок Советский вдоль северной границы сада в 1996 г. переименован в улицу Томсона.

 

И вот уже XXI век разменял свой первый десяток лет. Старая груша и маньчжурский орех, посаженные руками Томсона, еще взирают на попытки политических партий очисткой сада заработать «предвыборные очки». В то время как очередной ухватистый застройщик осматривает новый пай земли…

 

*   *   *

Автор благодарит заслуженного врача России кандидата медицинских наук Александру Ефимовну Амбросову – супругу А. И. Филуса за помощь при подготовке материала и семейные фотографии, а также начальника сектора архивов управления ВСЖД Т. В. Брянцеву.

Наталья Пономарева
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31