24 октября 2020 17:27

24 октября 2020 17:27

«Тоннели строят настоящие мужчины»...

Похоже, в этом перефразировании известной песни, застывшем в металле на берегу Байкала, речь идет именно о Сергее Афанасьеве.
В свое время он прошел огни и воды Байкальского и Мысовых тоннелей, а сейчас трудится бригадиром по текущему содержанию пути и ИССО Северобайкальской дистанции пути.
Рост под два метра, косая сажень в плечах, крепкое рукопожатие, спокойный, рассудительный тон разговора – все в моем новом знакомом говорит о том, что это надежный и основательный человек.

Похоже, в этом перефразировании известной песни, застывшем в металле на берегу Байкала, речь идет именно о Сергее Афанасьеве.

 

В свое время он прошел огни и воды Байкальского и Мысовых тоннелей, а сейчас трудится бригадиром по текущему содержанию пути и ИССО Северобайкальской дистанции пути.

Рост под два метра, косая сажень в плечах, крепкое рукопожатие, спокойный, рассудительный тон разговора – все в моем новом знакомом говорит о том, что это надежный и основательный человек.

Его верный «железный конь» – бывалый «Жигуль», купленный с рук по случаю, – чуть покряхтывает под могучим хозяином и временами спотыкается у светофоров – едем за город, к Мысовым, к местам боевой славы ТО-16. Именно в этом доблестном подразделении БАМтоннельстроя с 1981 года работал Сергей Юзикович сменным инженером третьего участка.

– Надо бы поменять свою «рабочую лошадку», взять что-нибудь помощнее и попросторнее, да все как-то не соберусь, – говорит мой собеседник, провожая глазами проносящиеся мимо джипы-иномарки. – Хотя, с другой стороны, старый друг лучше новых двух…

 

О том, каково терять друзей и товарищей, он знает не понаслышке: в период строительства Мысовых тоннелей в толще гор, которые штурмовал шестнадцатый отряд, не раз погибали тоннельщики, которые шли впереди, на острие атаки. Так, при очередном вывале слабых, неустойчивых пород в забое погиб его лучший друг – проходчик Иван Бранец. Он остался навечно на скалистом байкальском берегу – «из камня его гимнастерка», из камня – его сапоги и каска…

Тогда в отлаженный технологический процесс проходки вмешалась подземная стихия – показал свой коварный норов сейсмоопасный район Байкальской рифтовой зоны. Конечно, эти грозные содрогания земли продолжались и позже, но проходка продвигалась вперед уже под усиленной защитой: производилось опережающее бурение скважин, куда по обсадным трубам нагнетался бетонный раствор. Лишь после того как он затвердевал, под искусственным защитным козырьком разрешалось вести проходческие работы.

По завершении строительства 3-го и 4-го Мысовых тоннелей Сергей Афанасьев с товарищами перешел на другой возводившийся тогда стратегический объект – Байкальский тоннель.

 

Конечно, в процессе строительства этого 7-километрового подземного коридора тоже пришлось преодолеть немало трудностей, но тоннельщики с честью прошли «сквозь горы и годы» и свидетельство тому – ныне действующий кратчайший железнодорожный путь в гранитной толще перевала Дабан.

К слову, Сергей Афанасьев и поныне работает на построенном им Байкальском тоннеле – вместе со своей бригадой он уже многие годы внимательно следит за его «здоровьем» и состоянием подземной стальной колеи.

И не просто следит, а постоянно вносит различные усовершенствования в системы жизнеобеспечения тоннеля. Так, афанасьевцы сами переделали систему вентиляции. По проекту вентиляторы размещались в центре тоннеля. А разница между уровнями порталов весьма солидная, то есть, восточный портал выше западного аж на 87 метров. Так что естественная тяга очень сильная.

Когда разнесли вентиляторы по порталам и транспортно-дренажной штольне, установили перед ними нагреватели – спирали из нихрома, внутрь пошел теплый воздух и в тоннеле установился особый микроклимат.

 

Оборка слабых мест в бетонной «рубашке» тоннеля, бурение скважин для отвода воды, ликвидация сосулек в районе контактного провода – эту повседневную работу бригада Афанасьева производит круглый год – и в летние «окна», и в зимние.

Так вышло, что Байкальский тоннель стал для семьи Афанасьевых неким символическим «началом начал»: в 1986 году супруга Сергея Юзиковича ехала из отпуска, из Самары и родила сынишку Ивана… в вагоне, в аккурат посередь этого тоннеля… Потому мальчугана и прозвали дома Иван-Дабан. Дочь Олеся окончила ИрГУПС по специальности «Электроподвижной состав», ныне работает инженером по обучению кадров ПЧ-23. А зять Андрей Друпп трудится слесарем-ремонтником в «семейном тоннеле», плечом к плечу с тестем.

Так что 35-летие БАМа для семьи Афанасьевых – поистине один из самых главных праздников, после Дня Победы…

Сергей Ринчинов. Фото автора
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31