29 октября 2020 11:52

29 октября 2020 11:52

Батарейная бой выиграла

Слаженные и профессиональные действия железнодорожников предотвратили беду.
11 мая в 03 часа 12 минут местного времени со ст. Иркутск-Сортировочный ушел в самостоятельный «рейс» целый состав – 67 вагонов без электровоза, без управления и тормозов.
Чтобы его остановить, пришлось проводить целую операцию. В результате к правительственным наградам представлены дежурная по ст. Батарейная Людмила Перевалова, машинист маневрового тепловоза Вадим Степанов и составители вагонов Николай Волошин и Алексей Пестрецов.

Машинист В. Степанов к работе готовСлаженные и профессиональные действия железнодорожников предотвратили беду.

 

11 мая в 03 часа 12 минут местного времени со ст. Иркутск-Сортировочный ушел в самостоятельный «рейс» целый состав – 67 вагонов без электровоза, без управления и тормозов.

Чтобы его остановить, пришлось проводить целую операцию. В результате к правительственным наградам представлены дежурная по ст. Батарейная Людмила Перевалова, машинист маневрового тепловоза Вадим Степанов и составители вагонов Николай Волошин и Алексей Пестрецов. К знакам «Почетный железнодорожник» – начальник смены Петр Стародубцев и поездной диспетчер Андрей Лохов. Именные часы от президента ОАО «РЖД» получит начальник ст. Батарейная Олег Сошнев.

Грузовой поезд №2454 прибыл в Иркутск-Сортировочный в половине второго ночи. Его поставили на 42-й путь четного парка прибытия, отпустили локомотив, записали в журнал учета и ... проспали. В буквальном смысле. Сигналист Оксана Шевченко, которая должна была организовать прием состава и закрепление его тормозными башмаками, попросту «отключилась» на рабочем месте, предварительно, правда, продублировав последнюю команду дежурного по станции, что было воспринято как доклад об исполненном.

 

Дежурная по станции Л. ПереваловаКогда незакрепленный состав тронулся под уклон и, подрезав стрелочный перевод №616, вырулил с 42-го формировочного на 2-й главный путь, делать что-то по станции было уже поздно. Оставалась надежда на перегон. Первой на пути «беглеца» была Батарейная. Дальше – после Мегета – навстречу ему по четному пути уже выдвигался грузовой товарняк...

– Когда я получила информацию от соседа – дежурного первого поста Иркутска-Сортировочного Владимира Данилейко, – вспоминает ДСП Батарейной Людмила Перевалова, – то времени на раздумья уже не оставалось – поезд находился в пределах видимости. Но растерянности не было, все делалось как бы автоматически. Тут же передала запрет на прохождение встречного по станции Мегет, определила готовность машинисту маневрового локомотива Вадиму Степанову и выслала на второй путь составителей Николая Волошина и Алексея Пестрецова. Выход был только один – выставлять навстречу «беглецу» тормозные башмаки и хоть как-то сбить его скорость. Надежды на полную остановку не было – у нас тут уклон до самого Мегета, и поезд все время шел с возрастающей скоростью. Поражало спокойствие, с которым работали ребята. Как будто только тем и занимались, что экстремально останавливали поезда. У меня же, хотя я наблюдала за этим со стороны, от страха просто волосы на голове шевелились...

2454-й у Батарейной развил скорость до 40 километров. Николай Волошин и Алексей Пестрецов обедали, но команду поняли с полуслова. Успев взять рабочие «вилы», кинулись к тумбе с тормозными башмаками и, прихватив каждый по две восьмикилограммовых болванки, поспешили ко второму пути.

 

– Несколько раз бегали от тумбы к линии, – говорит Николай. – На каждого пришлось по восемь башмаков. Потом разделились на «запад-восток» и через двести метров установили по башмаку, потом еще несколько. Сколько успели. А тут и состав накатил...

Первые башмаки повылетали сразу. Вторые задержались чуть-чуть, но полетели следом. Пришлось добавлять новые на ходу поезда. Башмаки «выли» под колесами вагонов, раскалялись докрасна, держали метров по пять-шесть и также улетали в ночь.

– Доли секунды оставались для уворачиваний, – вспоминает Алексей Пестрецов. – Хорошо, что мы оба молодые и тренированные, оба спортом занимаемся, да у меня еще закалка со службы в погранвойсках. Ну и опыт. Новичку в таком деле не справиться бы...

– Самое неприятное – боязнь промахнуться с башмаком и не попасть на головку рельса. Иначе залом и гарантированный сход вагонов. От нас бы мокрое место осталось, – добавляет Николай. – Ну и еще хорошо, что второй путь – бесстыковой, на железобетоне, боковых креплений нет.

– Страшно было? – спрашиваю у ребят.

– Потом, немного, – говорит Алексей. – У нас же у обоих дочки маленькие, а у Коли еще и жена в декрете...

Машинист маневрового тепловоза ТЭМ18Д Вадим Степанов, услышав о «беглеце», сразу понял, что ловить его придется ему. Догадка подтвердилась, когда увидел для себя белый сигнал светофора и услышал команду дежурной по станции перестроиться на второй путь, догнать убегающий состав, сцепиться с ним на ходу и остановить торможением.

– Когда вагоны проскочили мимо, меня вывели на второй четный и дали «добро» на догон, – вспоминает Вадим. – После этого связь прекратилась. Спасибо Людмиле – от нее мне помощи уже никакой, а нервозности меньше. Дальше было как в кино. Догнал поезд, в пяти метрах от хвоста уравнял скорости и начал сближение. Сцепка на удивление плавно произошла – замки щелкнули автоматом, я попробовал тормозить, но... куда там. Тэмку, как пушинку, поволокло. Тормоза-то только на локомотиве, с поездом не фиксированы, а что такое мой маневровый по сравнению с полногрузным составом? Мы-то потом узнали, что в поезде было 67 груженых вагонов и почти пять тысяч тонн веса...

Самое тяжелое, по словам машиниста, было удерживать локомотив в оптимальном режиме, так выставить все приборы безопасности, чтобы они не были помехой в работе. Конечно, и тут сказались опыт и профессионализм. Вадим в депо с 1995 года, а с 97-го водит маневровые тепловозы «в одно лицо», имеет 2-й класс и знает машину как свою кладовую.

 

Составители поездов Н. Волошин и А. Пестрецов– Еду за поездом, притормаживаю, как могу, но скорость уже до 44-х км возросла. Так мотает, что опаска взяла – не было бы схода. Ну и встречного опасался – все-таки не по своей полосе ехали. А у моего ТЭМа такая конструкция, что при столкновении весь дизель мог в кабину заехать. И 67 вагонов-буферов бы не помогли...

Позже выяснилось, что движенцы задержали встречный где-то в районе Китой-Комбинатской. А ближе к Мегету, у самых входных сигналов светофора, и Вадиму удалось остановить «беглеца» – закончился спуск, и поезд поддался торможению локомотивом.

– Страха особого не было, – вспоминает Степанов, – обидно было по чужой глупости пострадать. У меня ведь тоже младшей дочке только годик исполнился...

Пристрастная комиссия дотошно изучила обстоятельства дела, выявила причины, раздала «всем сестрам по серьгам». Выявила даже то, что накануне своего дежурства сигналист Оксана Шевченко не отдохнула перед ночной сменой и пришла на работу уставшая – возилась с любимым внуком...

Вот так, любя и обожествляя своих детей и внуков, мы подчас забываем, что у окружающих нас людей тоже есть родные и любимые, которые ждут и надеются.

 

– Ну а как стресс снимали? По сто грамм хоть выпили? – интересуюсь у Николая Волошина и Алексея Пестрецова.

– Какие сто грамм, – смеется Алексей. – У нас же работа. Николай сразу поехал в Мегет «беглеца» принимать. Я пошел башмаки собирать, путь осматривать. Потом на разбор пригласили. Хорошо, что все обошлось. Нам таких подвигов больше не нужно.

Владимир Палагутин. Фото автора
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31