20 октября 2020 23:15

20 октября 2020 23:15

«С людьми я схожусь быстро...»

Для своей «старой гвардии» она друг и помощник.
Недавно отметила свою 28 годовщину станция Северобайкальск, возведенная славными строителями Байкало-Амурской магистрали. Мы встретились и побеседовали с председателем совета ветеранов этой станции Любовью Синенковой.

Для своей «старой гвардии» она друг и помощник.

Недавно отметила свою 28 годовщину станция Северобайкальск, возведенная славными строителями Байкало-Амурской магистрали. Мы встретились и побеседовали с председателем совета ветеранов этой станции Любовью Синенковой.

Подвижна, энергична, коммуникабельна, за словом в карман не полезет – таковы были мои первые впечатления от встречи с командиром ветеранов-движенцев. И еще подумалось: дай Бог каждому в таком солидном возрасте помнить все – до мельчайших деталей, разнообразных полутонов и оттенков той уже далекой эпохи, закрытой двадцатым веком.

Ее трудовая биография схожа со многими другими: после окончания Иркутской дортехшколы устроилась слесарем-автоматчиком по тормозам в вагонное депо Черемхово. А на заре БАМа, в июне 1974 года, перешла в отделение временной эксплуатации «Ангарстроя»: вместе с мужем Николаем работали дежурными по станции Чудничный.

 

Заметим, что все тогдашние бамовские станции размещались в вагонах (еще далеко было до огромных беломраморных дворцов-вокзалов), причем в одной половине находилась контора, в другой – жилище для обслуживающего персонала. И еще бытовала в те поры древняя жезловая система поездной связи – со временем ее вытеснила автоматика и электроника.

Магистраль стремительно рвалась на восток – туда же «продвигали» и Любовь Синенкову с супругом: сначала на станцию Небель, затем – на станцию Дабан.

– Всем, наверное, запомнился тяжелейший обходной путь через перевал Дабан, а особенно – машинистам, – вспоминает то далекое время Любовь Константиновна. – Бывало, зайдут они к нам на станцию, после того как минуют Чертов мост (под этим шатким временным сооружением находилась бездонная пропасть), так у них рубахи мокрые, хоть выжимай.

 

В 1983 году Любовь Константиновну назначили начальником станции Дабан – в этой должности она трудилась около 10 лет. А когда открылась станция Дельбичинда, расположенная в горной местности, у отрогов лавиноопасного ущелья, вышел напряг с кадрами – никто не хотел там работать. Тогдашний НОДН Владимир Тихомиров отдал приказ: направить туда Любовь Синенкову и ее супруга Николая Коваленко как самых надежных и опытных работников. На все просьбы оставить их на Дабане («Я даже горько всплакнула в его кабинете…», – улыбается сегодня Любовь Константиновна) начальник отдела перевозок отвечал твердо, по-военному: коммунисты не плачут, они идут на позиции и не сдают их до последнего вздоха и патрона…

К слову, и поныне моя собеседница состоит в компартии, не пошла в лихую годину, как многие, сдавать партбилет, не стала и «перекрашиваться» – вступать в какую-нибудь другую партию.

 

В общем, был дан приказ, а на железной дороге, как и в армии, его не обсуждают, а выполняют. Вновь, как и прежде, супруги собрали нехитрые пожитки и попутной автомотрисой отбыли к новому месту службы. И, надо заметить, быстро навели порядок на Дельбичинде, «подняли» станцию на должный уровень.

Подошла пора, и в 1993 году Синенкову проводили на заслуженный отдых. Причем НОДН Владимир Тихомиров при этом заметил:

– Ну Константиновна, железная дорога не прощается с тобой: если что, по вызову поработаешь в должности ДС или дежурной по станции – опыта тебе не занимать, да и молодых подучишь…

И работала она еще долго: и на Ние, и на Тые, и на Таку, и на Койре…

 

– А не сложно было всякий раз «осваивать» новую станцию, приноравливаться к очередному коллективу?

В ответ на мой вопрос Любовь Константиновна только пожимает плечами:

– А чего ж сложного-то, я ведь основные принципы работы систем блокировки, светофорного и стрелочного хозяйства знаю досконально. Единственный момент: надо было выучить ТРА (технико-распорядительный акт) каждой станции наизусть. Там обо всем сказано: и о профиле пути, и о порядке приема поездов, и о том, сколько вагонов вмещает тот или иной путь. А с людьми я схожусь быстро, тут проблем нет…

 

Навсегда остались в ее сердце изобильные брусничные поляны близ Чудничного, яркая зелень дикого лука на берегах таежной речки Королихи и кипение ее бездонных омутов, где резвились косяки серебристого хариуса. Стада лосей на Небеле, которые шли с гор в долину, пересекая железнодорожные пути, и с ними нескладные лосята-подростки, фыркающие от запаха мазута и креозота…

В состав опорной станции Северобайкальск входило (и ныне входит) 25 станций – на многих из них трудилась Любовь Синенкова. И повсюду у нее остались добрые друзья и знакомые: ДС Кунермы Розалия Хайбрахманова, ДС Дельбичинды Тамара Лебедева, знаменитый бамовец Герой Соцтруда Виктор Лакомов, да всех и не перечислить.

 

И сегодня ее «старая гвардия», проживающая на довольно протяженном участке от Дабана до Северомуйска – а это 55 ветеранов-железнодорожников, – чувствует ее сердечную заботу и внимание. И подписку на периодику она своевременно организует, и на торжественный вечер пригласит, и добрым словом, советом поможет в трудной ситуации.

– Позиции не сдадим, – улыбается Любовь Константиновна на прощание и летящей походкой устремляется к своим повседневным заботам – туда, где ее всегда ждут.

Сергей Ринчинов (фото автора)
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31