29 октября 2020 07:38

29 октября 2020 07:38

Вписался в династию

30 марта одному из самых уважаемых работников Восточно-Сибирской Алексею Ивановичу Долгому исполнится 80 лет.
Дважды почетный железнодорожник СССР, почетный железнодорожник Монголии, почетный ветеран РЖД, кавалер орденов и медалей... Накануне юбилея мы попросили Алексея Ивановича вспомнить события давно минувших дней, поделиться с читателями газеты мыслями о дне нынешнем.

30 марта одному из самых уважаемых работников Восточно-Сибирской Алексею Ивановичу Долгому исполнится 80 лет.

Дважды почетный железнодорожник СССР, почетный железнодорожник Монголии, почетный ветеран РЖД, кавалер орденов и медалей... Накануне юбилея мы попросили Алексея Ивановича вспомнить события давно минувших дней, поделиться с читателями газеты мыслями о дне нынешнем.

 

– Алексей Иванович, как вам удалось из 50 трудовых лет 48 с половиной отработать на командных должностях? При этом идти по служебной лестнице только вверх?

– Ответить не сложно. Имея такую славную династию, как моя, работать плохо было нельзя. Наш общий железнодорожный стаж 289 лет. На дорогах работали дед, отец, дяди и тетя. Электровозы и тепловозы водил сын. Трудятся после окончания университета две внучки. Внук вышел на диплом и работает составителем поездов на станции Иркутск-Сортировочный…

Вот и я вписался в династию: полтора года трудился дежурным по станции, 17 лет начальником станций Кедровая, Гришево и Слюдянка, потом – заместителем начальника отдела движения Улан-Удэнского отделения, начальником отдела движения – заместителем начальника Иркутского отделения, начальником Улан-Удэнского отделения. Восемь лет был первым заместителем начальника ВСЖД, четыре года – начальником Улан-Баторской железной дороги плюс один год председателем правления АО «Улан-Баторская железная дорога». А еще работал председателем совета ветеранов ВСЖД. Организовал музей истории дороги и два года был его первым директором…

 

– А когда вы начали работать?

– С 14 лет, когда в 1943 году, после освобождения Киевской области, где проживал, был призван для службы в истребительном батальоне. Целый год с карабином и автоматом ППШ охранял военную технику, привезенную с днепровских плацдармов для отправки в ремонт. Таким образом я стал ветераном Великой Отечественной войны и был награжден медалью «За победу...».

Я вырос в большой семье – был вторым из шести детей. Родители с детства приучили относиться к труду добросовестно. И все мои должности требовали чуткого и внимательного отношения к труду, уважительного – к подчиненным.

 

– Наверное, не только родители привили вам любовь к труду и людям. У вас много было наставников и учителей?

– Транссибу исполнилось 52 года, когда я пришел работать на Восточно-Сибирскую дорогу. Я застал людей, которые его строили и эксплуатировали в первые годы. Это Фадей Георгиевич Терехов и Петр Кириллович Бахарев со станции Кедровая, Иннокентий Михайлов со станции Уланово.

В 1936 году в газете «Гудок» часто звучала фамилия Петра Кривоноса. Я мечтал когда-нибудь встретиться с этим человеком. И такой случай представился в 1978-м. Я работал тогда начальником Улан-Удэнского отделения и был приглашен в Москву на расширенную коллегию МПС. Там от начальника Конотопского отделения Юго-Западной дороги Бориса Олейника узнал, что руководитель этой дороги легендарный Кривонос приехал на коллегию в отдельном вагоне. Я напросился к нему в попутчики до Киева, чтобы проведать родителей. Он поинтересовался, откуда я родом и где работаю. С теплотой в голосе стал говорить о сибиряках, вспомнил, как во время войны работал начальником Томской железной дороги. Я сказал, что сибиряки его помнят: когда машинист ведет тяжеловесный состав, а дорожный мастер, зная, что путь слабенький, показывает ему кулак, то тот пальцем поворачивает свой нос на бок – не мешай, мол, кривоносовскому движению! Петр Федорович, услышав эту байку, хохотал до самого Брянска.

Своими наставниками я считаю и одиннадцать начальников ВСЖД, с кем мне пришлось трудиться и общаться.

 

– Алексей Иванович, вы любите вспоминать поучительные, веселые и даже забавные истории из своей жизни. Но ведь были и трудности, и минуты отчаяния…

– Я не говорю, что моя жизнь прошла чинно и гладко. Постоянно приходилось брать на себя ответственность. Вспоминаю случай из далекой молодости. В 1953 году от Москвы до Улан-Батора был назначен литерный поезд с прахом руководителя Монголии маршала Чойбалсана. Будучи начальником станции Кедровая, я прошел по стрелкам и путям четного направления, замкнул стрелки на висячие замки. До прибытия поезда оставалось 20 минут. Какое-то внутреннее чутье подсказывало мне пройти до входного семафора, хотя дорожный мастер убеждал, что там путь проверен дефектоскопной тележкой. И что вы думаете – не прошел я и двадцати метров, как увидел лопнувший рельс с разрывом колеи. Тут же скомандовал стрелочнику закрыть входной семафор. Через несколько минут поезд остановился у закрытого сигнала.

С паровоза спустился полковник КГБ и потребовал объяснений. Затем спросил фамилии мою и дорожного мастера, добавив, что по нас плачет Колыма. В тамбуре вагона появился недовольный маршал Семен Буденный. Я доложил ему о случившемся. Бригада путейцев заменила рельс, открыли входной семафор, и поезд отправился с опозданием на 30 минут. До Мысовой машинист ввел его в график движения. На станции я доложил о случившемся первому заместителю начальника дороги генерал-директору Афанасию Максимовскому и начальнику Иркутского отделения, тоже генерал-директору Николаю Чебанову. Они выехали на место на автомотрисе для расследования случая.

После расследования, а в комиссии были представители КГБ и транспортной прокуратуры, мне сказали, что на три часа ночи в Иркутске назначен разбор, и еще раз пристращали Колымой. Я распрощался с женой и уехал в Иркутск.

 

– Суровое время, суровые нравы…И чем все закончилось?

– На разборе у начальника дороги Тимофея Ермакова Максимовский и транспортный прокурор потребовали передачи дела в суд. Тогда Ермаков сказал, что он доложил министру Борису Бещеву о том, что я спас дорогу и отрасль от позора – крушения литерного поезда, и что я заслуживаю не наказания, а поощрения. И он готов из своей зарплаты отдать мне оклад начальника станции. А вот начальнику дистанции пути и дорожному мастеру необходимо объявить строгие выговоры. Этот случай меня еще раз убедил, что инструкции и правила на транспорте нужно исполнять безукоризненно, но с добавлением разумной инициативы.

 

– Какое место в вашей жизни занимают годы работы начальником Улан-Баторской железной дороги?

– Особое. Я горд уже тем, что был последним советским начальником этой дороги. Эта должность была номенклатурой Совета Министров СССР и ЦК КПСС. А с работой монгольской дороги был знаком с 1969 года, когда приехал работать на Улан-Удэнское отделение. Приходилось часто выезжать в братскую страну, оказывать помощь монгольским коллегам. За долгие годы существования акционерного общества «Улан-Баторская железная дорога» были наработаны формы управления с учетом особенностей экономики. Мы не раздували управленческий штат и не дробили предприятия с целью конкурентоспособности, как делается сейчас у нас. Я лично за реформы, но они должны быть просчитанными и продуманными. 

 

– Алексей Иванович, а чем вы сейчас занимаетесь?

– Я и сегодня, как говорится, при деле: являюсь членом совета старейшин при начальнике дороги. С удовольствием встречаюсь с молодыми специалистами, студентами и школьниками. Не могу не отметить, что на Улан-Удэнском отделении сформирована прекрасная команда из бывших НОДов. Это Александр Кванталиани, Владимир Вовк, Александр Касьянов, Анатолий Коренев, а теперь еще и Валерий Немчевский, заместитель начальника ВСЖД по кадрам и социальным вопросам. Встречаемся раз в год, обмениваемся опытом и мнениями. И для вновь назначенного НОДа Рината Хабибуллина такие встречи станут хорошим подспорьем в управлении Улан-Удэнским отделением. 

За всю историю Транссиба в Иркутске прошло два митинга: в честь прибытия первого поезда и в честь 100-летия этого события. Второй митинг начальник дороги Геннадий Комаров и министр путей сообщения Николай Аксененко поручили открыть и вести мне, как старейшему командиру дороги. Это особая честь, и я, просматривая старые фотографии, с удовлетворением вспоминаю тот день.

Евгений Богачев (фото из семейного архива)
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31