22 октября 2020 18:14

22 октября 2020 18:14

Смотритель кадуйских путей

Как надо относиться к делу, она показывает на личном примере.
У бригадира монтеров пути Людмилы Бондаренко слегка хрипловатый голос – это от февральских морозов. А при взгляде на ее лицо становится понятно: она – далеко не кабинетный служащий, работает постоянно на открытом воздухе.
Последние двое суток ее муж, Николай Мороз, возвращался домой ближе к полуночи. Усталый, пропитанный запахом снега и мазута. На этот раз на перегоне шла замена обнаруженного дефектоскопной тележкой остродефектного рельса.

Как надо относиться к делу, она показывает на личном примере.

 

 

У бригадира монтеров пути Людмилы Бондаренко слегка хрипловатый голос – это от февральских морозов. А при взгляде на ее лицо становится понятно: она – далеко не кабинетный служащий, работает постоянно на открытом воздухе.

 

Последние двое суток ее муж, Николай Мороз, возвращался домой ближе к полуночи. Усталый, пропитанный запахом снега и мазута. На этот раз на перегоне шла замена обнаруженного дефектоскопной тележкой остродефектного рельса. Накрывая для мужа поздний ужин, Людмила с вопросами не спешила, знала, что расскажет сам. А потом сама пошла проверять сделанную ее пятой бригадой работу. Хоть на дворе уже была ночь.

Вчера тоже совершила ночную прогулку: прошлась с фонарем по 12 километрам развернутого пути кадуйского участка Транссибирской магистрали. В два часа ночи от диспетчера ПЧ-3 поступило сообщение, что на остановочном пункте «тормознулся» товарный поезд. Вот и вышла Бондаренко выяснять причину остановки состава. Просьба диспетчера все равно что приказ. Убедилась, что на путях порядок, успокоила диспетчера да и сама перестала тревожиться.

 

На участке, закрепленном за ее бригадой, один путь бесстыковой, уложен восемь лет назад. Людмила вспоминает, что когда начали его обслуживать, то, не имея подкладок для регулировки ширины рельсовой колеи, стали использовать металлические пластины. Потом этот метод и в других бригадах пошел.

Со вторым путем тоже немало связано воспоминаний. Он обычный, на деревянной шпале. В прошлом году был обновлен капитальным ремонтом. Есть кривые с малыми радиусами, где нужен глаз да глаз. Средняя скорость поездов приближается к ста километрам в час. Те, кто здесь путь обслуживает, заслуживают, по мнению Бондаренко, немало хороших слов. В Кадуе за два года поезда не сделали ни одной вынужденной остановки. И в этом большая заслуга путейцев ПЧ-3.

Задача дня – понизить балльность состояния пути. В минувшем году она соответствовала 35 баллам, что на пять ниже, чем предусмотрено планом. Но ясно всем, что надо еще подтянуться, для этого в бригаде есть достаточно резервов. Большая часть работ механизирована. Многие монтеры с большим опытом. По десять и более лет работают на путях Григорий Козлов, Николай Мороз, Виталий Гладун, Александр Белоусов. Достаточно и молодежи.

Основной стержень психологического климата в коллективе – высочайшая степень сознательности самих путейцев. Любая работа всегда должна доводиться до конца. Бывает и такое, что для «ускорения производственного процесса» не жалеют свою технику. При необходимости Олег Савин подгонит личный вездеход «ГАЗ-66» и перебросит куда надо любое оборудование и инструмент. И Александр Тетин для этой цели не пожалеет собственного трактора. 

 

Людмила когда-то тоже была монтером. Почти пять лет набивала мозоли «лапой» и лопатой. Нынешней механизации тогда и в помине не было. Авторитет среди путейцев у нее высокий. Ее есть за что уважать. Заработок в бригаде достойный. А как надо относиться к делу – показывает на своем примере. 

Александр Иванов. Фото автора
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31