31 октября 2020 14:14

31 октября 2020 14:14

Дороги Ходаковского

На его счету три больших сибирских стройки: Абакан – Тайшет, Хребтовая – Усть-Илимская и, конечно же, БАМ.
«Как у нас в Сибири», – глядя в окно на заснеженную столицу, тихо произнес Феликс Ходаковский. И мне показалось, что в этот момент он видел себя не в уютной и светлой московской квартире, а где-то там, далеко-далеко, в холодном и стылом Тайшете, Братске или Северобайкальске.

Герои БАМа - Феликс Ходаковский и Александр БондарьНа его счету три больших сибирских стройки: Абакан – Тайшет, Хребтовая – Усть-Илимская и, конечно же, БАМ.

 

«Как у нас в Сибири», – глядя в окно на заснеженную столицу, тихо произнес Феликс Ходаковский. И мне показалось, что в этот момент он видел себя не в уютной и светлой московской квартире, а где-то там, далеко-далеко, в холодном и стылом Тайшете, Братске или Северобайкальске.

 

В комнате нас трое. Третий – Владимир Островский, известный на БАМе и в Бурятии журналист, редактор газеты «Северный Байкал» на протяжении четверти века начиная с первых бамовских звонких лет. Окрыленные успехом книги «Сквозь горы, сквозь годы» о тоннелестроителях БАМа, которая увидела свет в начале 2000 года, мы с Владимиром Васильевичем без оговорок приняли предложение руководства Нижнеангарсктрансстроя написать подобную книжку об этом строительном тресте, который не только являлся генподрядчиком на Бурятском участке магистрали, но и сам построил немало поселков и станционных объектов. И название новому сборнику придумали, долго не ломая голову, – «По рельсам времени приходят поезда».

 

Но прежде мы с Островским проехали пол-России, а в Москву заглянули ради встречи со вторым по счету, но самым уважаемым управляющим трестом – Феликсом Ходаковским. Он на тот момент работал в Госстрое России заместителем руководителя департамента по реализации федеральных инвестиционных программ.

 

– А знаете, когда я в Трансстрое впервые попытался зайти к Ефиму Басину, бывшему начальнику ГлавБАМстроя, то в приемной, услышав мою фамилию, сказали примерно так: «Ходорковского знаем, а Ходаковского нет».

 

В Сибирь Феликс попал тринадцатилетним пареньком. Помыкался его отец после войны на родной Украине да и подался подальше от тяжелой жизни к друзьям-однополчанам в прибайкальские края, на строительство железной дороги Тайшет – Лена. Так Ходаковские оказались на маленькой сибирской станции Чуна.

 

Здесь Феликс окончил десятилетку и подался продолжать учебу в Иркутск. Техникум транспортного строительства, бывшую школу военных техников, он окончил с отличием и мог без экзаменов поступить в железнодорожный институт. Но в Иркутске такого в то время не было, и Феликс выбрал заочное отделение Новосибирского. После техникума очень уж хотелось работать. Ведь шел 1959 год, началось строительство железной дороги Абакан – Тайшет. Стройку объявили всесоюзной, ударной, комсомольской… А он и комсомолец, и специалист-железнодорожник, и вообще парень хоть куда!

 

Директор техникума только спросил:

 

– Куда хочешь поехать работать?

 

– Только на Абакан – Тайшет!

 

В СМП-288, где начальником поезда работал Григорий Загородний и с которым судьба и дорога свяжут его на долгие годы, Феликс Ходаковский поработал бригадиром, мастером, потом принял прорабский участок – были тогда такие строительно-монтажные колонны численностью 250-300 и более человек. Вскоре Григория Загороднего переведут начальником СМП-299, а укладка и балластировка пути, словом, вся основная работа, останется на участке у Ходаковского. Потому-то как только укладка приблизится к объектам СМП-299, Загородний заберет Ходаковского к себе. И до конца строительства он будет работать под руководством первого начальника. И представление на звание Героя Соцтруда пройдет через СМП-299.

 

Так в 27 лет Феликс Ходаковский, не имевший до этого ни наград, ни званий, сразу станет Героем Соцтруда!

 

– Как в это поверить? А ведь случилось, – с грустинкой в глазах вспоминает прекрасные годы бурной молодости Феликс Викентьевич. Такую молодость прожить дай Бог каждому! Но для этого необходимы не только стечение обстоятельств в виде большой стройки и большого внимания к ней власти, но и такие качества, как трудолюбие, одержимость, стойкость в преодолении трудностей и талант руководителя... 

 

Заканчивалось строительство железной дороги Абакан – Тайшет. Ходаковского переводят старшим инженером производственного отдела в УС «Ангарстрой», а затем назначают главным инженером СМП-266. Началось строительство железной дороги Хребтовая – Усть-Илимская. Огромный фронт работ для подразделений Ангарстроя, для молодых девчат и парней, спешивших утвердиться в жизни. В 1970 году Ходаковский уже работает начальником СМП-219, а через два года его переводят заместителем управляющего Ангарстроя, и он курирует строительство Хребтовой – Усть-Илимской. К октябрьским праздникам 1973-го дорогу сдадут в эксплуатацию с оценкой «отлично» – случай редкостный в практике транспортного строительства.

 

– Железнодорожную линию Хребтовая – Усть-Илимская в 240 километров мы строили восемь лет. Но это был не «долгострой». Если учесть все горы, болота и реки, лежавшие на нашем пути, то темпы строительства были даже высокими.

 

Но после сдачи дороги в постоянную эксплуатацию встал вопрос: что делать с коллективами? А делать ничего не надо, начинается новая дорога, был ответ. СМП-266 заранее передислоцируют в Усть-Кут, а затем на место будущего поселка Звездный.

 

Ответственным за высадку первого строительного десанта на Таюру назначают 35-летнего Феликса Ходаковского.

 

В десантный отряд выделили четыре бульдозера – из тех, что поновей, покрепче. Это было непросто, вспоминают первые строители. Техника поизносилась, а новой не было. Прибавили трактор «Кировец», передвижную электростанцию, вагончик для жилья, самосвал «ЗИЛ-130». Возглавили первый десант из восемнадцати человек начальник СМП-266 Петр Сахно и мастер участка Станислав Иванов. Это было 9 января 1974 года. А 2 мая в Звездный прямо со съезда комсомола Феликс Ходаковский привез Всесоюзный ударный отряд имени ХVII съезда ВЛКСМ. Он как заместитель управляющего Ангарстроем будет курировать весь Западный участок стройки – до перевала Даван на границе с Бурятией.

 

Поселок Звездный кроме Ходаковского помнит еще четырех Героев Соцтруда: Виктора Лакомова, Леонида Казакова, Александра Бондаря и Вячеслава Аксёнова. В разное время получали они это высокое звание. Но именно Звездный стал для них первым и, пожалуй, главным поселком магистрали. Не зря же такое название у него…

 

Еще через месяц страна заговорит о втором плацдарме бамовских строителей – на берегу Окукихты. С участием бойцов ударного отряда «Иркутский комсомолец» здесь будет заложен поселок Магистральный. А потом, как грибы после дождя, на бамовской карте начнут появляться Ния, Улькан, Кунерма, Северобайкальск, Кичера, Новый Уоян…

 

Только в 1974 году в адрес ЦК ВЛКСМ поступило более 165 тысяч заявлений с просьбой направить на строительство БАМа. Немало добровольцев ехали на стройку без путевок и направлений – по зову сердца. Но ради объективности надо сказать, что БАМ начинался не с памятного десанта на Таюру и не с молодежного отряда, отправившегося на «стройку века» прямо с ХVII съезда комсомола. У этой магистрали более долгая и даже драматическая предыстория. БАМ начался со второго рождения построенной еще в 30-е годы, но разобранной в годы Великой Отечественной войны соединительной ветки БАМ – Тында. Восстановительные работы на ней были начаты весной 1972 года, а 8 мая 1975 года, накануне Дня Великой Победы и на пять месяцев раньше «расписания», первый рабочий поезд пришел в Тынду. 175-километровую стальную колею Малого БАМа построил трест «БАМ-строймеханизация», возглавляемый Ходарсковским.

 

Трест «Нижнеангарсктрансстрой» провел путеукладку от перевала Давана (по-бурятски – Дабана) до «золотого звена» Балбухты в сентябре 1984 года. Феликс Ходаковский возглавлял этот прославленный трест восемь лет – с августа 1977-го по май 1985-го.

Многих вспомнили мы с ним в московский зимний вечер 2000 года: живых и ушедших, молодых и старых, с кем прошел он Байкало-Амурскую, Хребтовую – Усть-Илимскую, Абакан – Тайшет. Склонил было голову Феликс Викентьевич при очередном упоминании своего первого начальника, а потом ближайшего помощника Григория Николаевича Загороднего: затерялись, мол, следы… И разом встрепенулся, радостно засмеялся, когда услышал от нас, что жив курилка, по-прежнему весь в работе, представляет трест «Нижнеангарсктрансстрой» в Новой Чаре, на строительстве железнодорожной ветки к Чинейскому месторождению полиметаллов.

Они встретились в декабре 2004 года. В Северобайкальске отмечали 30-летие треста «Нижнеангарсктрансстрой». На торжество пригласили Ходаковского и Загороднего. Прислали приглашение и нам с Владимиром Островским. 

 

– А вы душевно после той московской встречи в 2000 году обо мне написали, – похвалил нас Феликс Викентьевич. – И маму мою вспомнили, и даже корову, без которой она не хотела ехать ко мне жить. Об этом никто до вас не писал.

 

Мы вышли на крыльцо Дома культуры «Железнодорожник» и втроем сфотографировались на память.

Евгений Богачев
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31