31 октября 2020 12:23

31 октября 2020 12:23

Чашки-ложки и марка фирменного

Одному из ярких организаторов производства, а ныне смотрителю музея боевой и трудовой славы вагонного депо Иркутск-Пассажирский Василию Курочкину исполняется 80 лет.
Чтобы достойно экипировать любимое детище депо, фирменный поезд «Байкал», заместителю начальника ВЧД-7 Курочкину приходилось стучаться в двери обкома партии. Только так тогда можно было решить вопрос о производстве скромных чашек и чайников с фирменной символикой на Хайтинском фарфоровом заводе или «выбить» невиданный для пассажиров продукт — растворимый кофе.

Одному из ярких организаторов производства, а ныне смотрителю музея боевой и трудовой славы вагонного депо Иркутск-Пассажирский Василию Курочкину исполняется 80 лет.

 

 

Чтобы достойно экипировать любимое детище депо, фирменный поезд «Байкал», заместителю начальника ВЧД-7 Курочкину приходилось стучаться в двери обкома партии. Только так тогда можно было решить вопрос о производстве скромных чашек и чайников с фирменной символикой на Хайтинском фарфоровом заводе или «выбить» невиданный для пассажиров продукт — растворимый кофе.

 

С этим самым кофе лично у меня связано одно из сильнейших по эмоциональному накалу воспоминаний. В середине 60-х годов мы, деревенские пацаны, любили ездить на нашу станцию Боготол и ждать прихода поездов. Самым желанным из них была «Птичка». Так мы называли «Байкал» за изображение чаек на вагонных табличках.

В синеньком опрятном вагоне-ресторане этого поезда многое чего можно было купить. В магазинах, да еще сельповских, как говаривали земляки, на полках «мышь удавится», а тут, если удача не отвернется, отоварят болгарскими сигаретами и, страшно подумать, вареной колбасой.

В один из промозглых осенних дней мы сильно перемерзли в ожидании «Птички». Когда поезд подошел, а стоял он на станции минут десять, ватага мальчишек привычно прошмыгнула в вагон-ресторан. Сердобольная работница за буфетной стойкой, увидев посиневших от холода пацанов, угостила всех растворимым кофе из фирменных «байкальских» чашек. Мы тогда впервые его попробовали и еще долго хвастались перед друзьями, что пили «буржуйский» напиток. Тот аромат из далекого детства я до сих пор помню.

 

— В начале 60-х легендарный начальник ВСЖД Борис Саламбеков предложил нам, вагонникам, сформировать фирменный состав до Москвы, — вспоминает Василий Лазаревич. — Идея заключалась в том, чтобы сделать его образцово-показательным, чтобы он стал своеобразной стартовой площадкой для подъема всего пассажирского комплекса дороги.

Вместе с тогдашним начальником депо Муратом Георгиевичем Баграевым, который, кстати, справит 20 ноября свой 90-летний юбилей, Василий Лазаревич с утра до ночи пропадал на производстве. Начинали вроде бы с мелочей — дизайн, чашечки-ложечки, но как это все импонировало тогдашнему неизбалованному пассажиру! Стали наводить в вагонах фирменный лоск. Бедность была страшная, все расписано по лимитам. Каждый дополнительный болт или гайку приходилось выбивать, подключая партийные органы, вплоть до обкома КПСС. Но и тогда деловая хватка была в цене, а ее команде из вагонного депо Иркутск-Пассажирский занимать не приходилось.

 

— Помню, поручни при входе в вагон были покрыты прессованным картоном, — продолжает Курочкин. — Понятное дело, во время рейсов в него намертво въедалась грязь. Бьемся, бьемся за чистоту, а поручни, можно сказать, лицо «Байкала», в грязных подтеках. Мы и присмотрели в соседнем Ангарске, на молодом гиганте АНХК, производство поливинилхлорида. Тогда еще о нем мало кто знал. Так и родилась идея крыть поручни этим самым ПВХ. Знатно получилось!

На линии пассажирники посмеивались: «Иркутяне с ума, что ли, сошли, во время рейсов свой фирменный на каждой крупной станции снаружи моют».

Известно, смеется тот, кто смеется последним. «Байкал» стал перетягивать пассажиров с других поездов. Его наполняемость поднялась до уровня самых высоких на сети. Первый фирменный Восточно-Сибирской потянул за собой всю цепочку разветвленного вагонного комплекса на дороге. Со временем и составы местного сообщения — любимая народом «Ангара», а потом и «Селенга» — приобрели лоск и свой фирменный стиль.

Почти два десятка лет в депо шла непрерывная реконструкция, в которой одну из первых скрипок играл Василий Курочкин. Поднялись новые цеха, построены крупный санитарно-бытовой корпус и здание резерва проводников. Многое чего еще было сделано. По существу заурядные дорожные мастерские превратились в современное промышленное предприятие.

 

Именно таким, полукустарным, застал он депо (а числилось оно подразделением вагонного участка станции Иркутск-1) летом 1952 года. Тогда молодой специалист, выпускник Томского электромеханического института инженеров железнодорожного транспорта Василий Курочкин впервые перешагнул порог деповской проходной. На тот момент он стал четвертым инженером. Без лишних слов его назначили бригадиром в сборочный цех — отвечал за ремонт ходовых частей и автотормозов. В бригаде 12 слесарей — мужики степенные, семейные, желающие хорошо зарабатывать. А у него опыта ноль, за плечами только практика на Уралвагонзаводе. В цехе механизмов кот наплакал, полы деревянные, мазутом залиты, подслеповатое освещение, мостовых кранов нет. Приходилось вручную восстанавливать семь типов вагонных тележек, и у всех детали разные.

 

Бывало, разбросают слесари тележку, а собрать не знают как. Над душой стоит заместитель начальника депо по ремонту и торопит:

— Долго разбираете.

— А вы сами попробуйте, — режет правду-матку кто-то из слесарей.

— Я-то разберу, кто только за меня ее соберет...

Здорово тогда помог Василию неунывающий парень, выпускник Нижнеудинского железнодорожного училища Володя Лунегов. Имел терпение толково все показать и рассказать. Мазут тогда так въелся в мозолистые ладони инженера Курочкина, что керосин не брал. Бесценный практический опыт белоручкам не дается...

Так и прошел он по жизни, не чураясь никакой работы. Да и сегодня Василий Лазаревич в гуще деповских дел, работает смотрителем музея в родном депо. Не хочет и не может он тихо, по-стариковски, сидеть около телевизора, характер не тот. Тем более опыт его востребован до сих пор. Советуются с ним и руководители, и рабочие. 

Александр Филиппов. Фото Владимира Кузмищева
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31