27 февраля 2021 03:40

27 февраля 2021 03:40

Мастер угольного дела

Бригадиру углеподъемного крана Петру Бакуну звание «Почетный железнодорожник» было присвоено в 1944 году.
Высокое звание железнодорожника Пётр Игнатьевич пронёс по жизни достойно, исполнив до конца всё то, что ему предназначалось. А прожил он на земле 94 года.
С поезда в Тулуне Пётр Игнатьевич сошёл поздно ночью и, минуя вокзал, направился прямиком в сторону дома, на свою Майскую улицу. На осторожный хозяйский стук в окошко тотчас отозвалась жена Ольга Сергеевна.

Петр Игнатьевич и Ольга Сергеевна Бакун в день 50-летия совместной жизниБригадиру углеподъемного крана Петру Бакуну звание «Почетный железнодорожник» было присвоено в 1944 году.

Высокое звание железнодорожника Пётр Игнатьевич пронёс по жизни достойно, исполнив до конца всё то, что ему предназначалось. А прожил он на земле 94 года.

С поезда в Тулуне Пётр Игнатьевич сошёл поздно ночью и, минуя вокзал, направился прямиком в сторону дома, на свою Майскую улицу. На осторожный хозяйский стук в окошко тотчас отозвалась жена Ольга Сергеевна. Подскочил с кровати, ткнулся в отцовскую грудь и старший сын Колька - так втроём и стояли некоторое время у порога.

- Ну, садись к столу, отдыхай, а я щас... - сгоношу чего-нибудь, - засуетилась женщина.

 

Около месяца машинист углеподъёмного крана Бакун не был в родных краях, направленный аж в Москву для овладения профессией сращивальщика тросов. Рвались те тросы на углеподъёмных кранах немилосердно, новые было взять негде, а паровозы требовали уголь. Часами стояли в очереди к угольному складу, чтобы принять потребную порцию и двигать составы дальше - на Запад и на Восток.

Ведь шла война. Шла каких-то три-четыре месяца, а всё вокруг поменялось: люди, заводы, дороги, сама жизнь. Всё закручено-заверчено было в ином направлении, ином ритме, ином порядке.

 

И в Москве всё было поставлено на рельсы военного положения, когда враг у самых окраин, когда вой сирен вперемежку с воем падающих с самолётов бомб, когда огонь, дым, смерть. И где у всего и вся свое собственное место: у защитника столицы - на передовой, у рабочего - в цехе завода, у таких, как Пётр Игнатьевич, приезжих - у верстака с тисами. И тут тебе всё вместе: и теория, и практика, и горький в душе осадок, оттого что нельзя тебе с винтовкой в руках на ненавистного врага, а надо вот так - каждодневной ударной работой на своём месте приближать тот день, когда будет поставлена в этой проклятой войне последняя точка.

Обучение практическим навыкам сращивания тросов проходило полный световой день, но, помимо этого, заслушивали лекторов о международном положении, о состоянии дел на образовавшихся в первые дни войны фронтах.

 

Слушали, боясь шевельнуться, горели желанием поскорее научиться нехитрой профессии сращивальщиков тросов и возвратиться на свои станции, на свои угольные склады, к своим углеподъёмным кранам.

Народ собран был с Урала и Сибири, народ серьёзный, рабочий. У Петра Игнатьевича в нагрудном кармане - заветное удостоверение «Ударник Сталинского призыва», выданное ему вместе со значком 10 июля 1941 года. Значок на лацкане пиджака, сделан он в форме красной звезды, из центра которой как бы выходит паровоз.

 

Человек он ещё молодой, тридцати двух лет от роду. Если кратко сказать о его прошлой жизни, то особо и говорить нечего. Привезла их восьмерых, спасая от голода, мать Феодора Фроловна из Белоруссии в середине двадцатых на переселенческий пункт в Тулун, откуда дали им направление в деревню Братская степь, где семье было отмерено энное количество пахотной и сенокосной земли. Там в тридцатом женился Пётр Бакун на девице Ольге Шевкуновой из расположенного поблизости сельца Гуран, а в тридцать четвёртом семья вновь выехала, но уже недалеко - всё в тот же Тулун, Пётр был зачислен на угольный склад простым угольщиком. А что это такое, железнодорожники тех лет хорошо знают, потому что кранов для погрузки топлива тогда ещё не было: стояло несколько «гусаков» навроде тех, что приспосабливали у колодцев для подъёма бадьи с водой, с одного конца закреплялась бочка, загрузить которую углём и предстояло угольщику. Подходил к небольшой площадке паровоз, рабочие подводили закреплённую на «гусаке» бочку, и уголь выгружался в тендер.

 

В том же тридцать четвёртом на станцию Тулун поступил первый паровой углеподъёмный кран, и руководство сочло отправить Петра Бакуна на учёбу.

Кран механизировал погрузку наполовину, так как к его стреле прикреплялась всё та же бочка, и лишь спустя года два на станцию поступили ковши-грейферы - это уже была инновация завода-изготовителя.

С первых же дней работы на складе Пётр Бакун показал себя человеком ответственным, думающим, и вскоре был назначен бригадиром углеподъёмной бригады.

Своевременно подать топливо на паровоз - работа архиответственная. Не приведи Господи замешкаться - составы встанут, не доставят грузы в своё место к своему сроку. Выбьются из графика, запрудят запасные пути станций.

 

Семья Петра Игнатьевича перед войной стала подниматься на ноги. Своя, ещё с деревенской жизни, лошадёнка пахала небольшой участок земли под посадку картошки, что разработали в березняке на окраине посёлка, вывозила на зиму сено корове, тащила сани с заготовленными в лесу дровами. Она же явилась тягловой силой, когда Пётр с Ольгой решили поставить собственный дом, для чего глава семейства съездил в деревню Красносельск, где договорился о покупке дома на слом. И вернувшись с очередной смены, запрягал ту лошадёнку, подцеплял к ходку ещё один ходок и - в Красносельск, где поджидал скатанный в штабель сруб. Пара брёвен ложилась одним концом на передний ходок, другим - на задний. И - в путь обратный. Перевозил сруб целый год, ещё год - с помощью своей и жениной родни собирал, а в 38-м справила семья новоселье.

 

С постройкой собственного дома Пётр Игнатьевич как бы полностью высвободился для основной работы на углескладе. Тут уж равных ему не находилось - то рацпредложение какое-нибудь подаст, то бригада его чей-нибудь почин подхватит, тогда ведь вся страна жила починами: Стахановским, а на Восточно-Сибирской железной дороге -Лунинско-Черепановским. И - две месячных нормы против плана, что стало для бригады Бакуна делом рабочей чести.

Шеститонный кран №52 склада топлива станции Тулун среди себе подобных неизменно назывался в ряду лучших. При установленной здесь норме 2,6 минуты подачи одной тонны угля на паровоз, бригада Бакуна ту же тонну подавала за 0,6 минуты, в результате чего сокращался простой локомотива под набором топлива до десяти минут.

 

Метод Героя Соцтруда Черепанова пригодился Петру Игнатьевичу и в уходе за краном. Установили второй водяной бак с запасом воды на 800 литров, и её стало хватать на полную смену. Смонтировали турбогенератор для освещения рабочего места. Поставили на пароразборной колонке котла вентиль для перекрытия подачи пара, что позволило производить ремонт без его охлаждения. Стали применять антинакипин и регулярную продувку котла через установленный кран Эверластинга и многое другое. В свободное время, когда нет под загрузкой паровоза, бригада Бакуна взяла за правило производить профилактические ремонты разных узлов и механизмов крана, что позволяло сократить время на плановый ремонт.

Через детальную приёмку крана перед началом смены повысилась ответственность за состояние и сроки службы машины, для чего каждый машинист приходил на службу за час раньше до установленного нормативом времени.

 

Такой подход к работе много в чём помог Бакуну и его товарищам в тяжёлые годы войны. При огромной загруженности железнодорожной линии и минимуме запасных частей простои паровозов на Тулунском участке практически не допускались. Потому 6 декабря 1944 года решением коллегии Министерства путей сообщения Петру Игнатьевичу было присвоено высокое звание «Почётный железнодорожник», а было ему тогда 35 лет.

Угольный склад в годы войны для бригады Бакуна действительно стал чем-то вроде передовой линии обороны. Только придёт со смены домой - уже стучат в окошко: иди, мол, Игнатьевич, трос лопнул на кране... Молча соберётся - и до смены следующей. А придёт час получать зарплату, скажут ему, мол, война, Игнатьевич, надо бы отделить от заработка некую сумму... И он так же молча отделит. Да на Сталинский оборонный займ. В итоге оставалось семье только-только на оплату продуктовых карточек.

 

В 1948 году его бригада заняла первое место среди себе подобных по всему Министерству путей сообщения, а типография газеты «Восточно-Сибирский путь» выпустила брошюру под названием «Передовая бригада углеподъёмного крана», где опыт бакуновцев излагался как передовой и предлагался в качестве учебного пособия отделу учебных заведений Восточно-Сибирской железной дороги.

Те годы для Бакуна и его бригады вообще были щедры на внимание со стороны руководства ВСЖД и местной тулунской власти. Фамилия его была занесена в тулунскую городскую Книгу трудовой славы, что было честью высокой, оказываемой очень и очень немногим.

 

И что ни год - новые достижения бригады, новые внедрённые рацпредложения, новые личные успехи.

В начале шестидесятых по всей Восточно-Сибирской магистрали началось активное строительство подстанций и линий электропередач с тем, чтобы заменить паровозы на электровозы. И, значит, умалялось значение угольных складов как важнейших пунктов узловых станций.

Радовался новому Бакун или печалился - никто не скажет теперь, однако его уход на заслуженный отдых почти совпал с полной заменой паровозного парка на электровозный.

 

Наверное, есть некий непреложный закон жизни в том, что у всего и вся - у людей и машин - существуют свои взлёты и падения. Взлёты на самую верхнюю точку высоты, когда на полную силу и мощь реализуются возможности человека и машины, и падения, когда твоё время уже минуло безвозвратно, и надобно отходить в сторону, уступая дорогу молодому, напористому, прогрессивному.

Но высокое звание железнодорожника Пётр Игнатьевич пронёс по жизни достойно, исполнив до конца всё то, что ему предназначалось.

А прожил он на земле 94 года: схоронили Петра Игнатьевича и Ольгу Сергеевну в 2003 году дети и внуки одного за другим, с разницей в неполных три месяца.

Николай Зарубин,
член Союза писателей.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31