28 октября 2020 13:39

28 октября 2020 13:39

Бронзовый и живой

19 августа - 70 лет со дня рождения Александра Вампилова, 17 августа - 35 лет со дня его гибели.
Бронзовый Александр Вампилов стоит сейчас как раз напротив управления ВСЖД - в скверике на улице Карла Маркса. И каждый раз, проходя мимо памятника, испытываешь какое-то странное, чуть ли не мистическое чувство. Совсем, кажется, недавно именно в этом скверике, в домах, стоящих вокруг него, и в соседних кварталах доводилось видеть живого Александра...

Александр Вампилов со своим другом Глебом Пакуловым19 августа - 70 лет со дня рождения Александра Вампилова, 17 августа - 35 лет со дня его гибели.

Бронзовый Александр Вампилов стоит сейчас как раз напротив управления ВСЖД - в скверике на улице Карла Маркса. И каждый раз, проходя мимо памятника, испытываешь какое-то странное, чуть ли не мистическое чувство. Совсем, кажется, недавно именно в этом скверике, в домах, стоящих вокруг него, и в соседних кварталах доводилось видеть живого Александра...

 

В нескольких сотнях метров от изваяния, там, где улица Карла Маркса упирается в набережную Ангары - корпуса университета, в которых Александр провел пять студенческих лет. Учился он на филолога (на журналиста в Иркутске тогда еще не учили), но,  наверное, почти каждый, кто выбрал в качестве профессии русское слово, открыто или тайно мечтает о статусе писателя. Первые рассказы Вампилова печатались в скромной газете-многотиражке «Иркутский университет», редакция которой помещалась в одном из этих корпусов на набережной.

 

Со студенческой же скамьи он стал не только автором, но и штатным сотрудником более солидного печатного органа - областной газеты «Советская молодежь». Ее редакция находилась тогда на углу улиц Карла Маркса и Киевской. За короткий срок «Молодежка» (ныне, к сожалению, не существующая) превратилась, благодаря Вампилову и группе его талантливых коллег-сверстников, в их число входил и В.Г. Распутин, в издание очень интересное и популярное.

Кстати, за эти годы Вампилов не раз объехал (по железной дороге в частности) всю Иркутскую область, вникая в жизнь и проблемы ее людей, описывая их труд, быт, характеры. Среди названий ранних его произведений - «Станция Тайшет», «Железнодорожная интермедия», «Билет на Усть-Илим»; среди мест действия очерков и рассказов - Зима и Тулун, Чуна и Братск.

 

Вскоре, однако, журналистика как сфера деятельности стала тесна этому незаурядному человеку. Мать Александра вспоминала впоследствии, как он в 1964 году объявил ей: «Я, мама, ухожу из редакции. Газета - дело суетное, а я хочу пьесы писать». Анастасия Прокопьевна не скрывала, что и она, как многие вокруг, усомнилась в обоснованности такого решения: почему пьесы? Ведь это же так трудно...

Сейчас очевидно, что Вампилов определил свое призвание и выбрал редкую профессию драматурга снайперски точно. Как выразился один столичный критик (увы, уже после кончины писателя). Талия и Мельпомена, античные музы театра, явно поцеловали его еще в колыбели. Невелик объем драматургического наследия Вампилова: только пять больших пьес ему удалось довести до конца, другие замыслы остались лишь в набросках. Но сегодня никто не решится отрицать, что эти пять пьес - классика, этап в развитии всей отечественной, а может быть, и мировой драматургии...

 

При появлении же каждой из пьес на свет, при жизни автора подобные слова не звучали. И высокие литературные авторитеты, и многие из людей театра, и уж, конечно, чиновники из инстанций, руководивших тогда искусством, заявляли, что написанное, может быть, и талантливо, но идеологически-то не выдержано, а следовательно, не может быть допущено ни в печать, ни на сцену, по крайней мере без серьезных переделок. Ведь писал-то Вампилов не по канонам (хотя опыт великих драматургов прошлого тщательно изучал) и уж вовсе не по принципу «как положено» или «чего изволите». Писал об увиденном в жизни, о собственных, часто трудных и горьких мыслях и эмоциях по поводу увиденного. Писал, по его собственному выражению, «о том, от чего не спится по ночам». И на переделки (то есть, по существу, на заведомую порчу) своих творений в угоду инстанциям и театрам не шел почти никогда...

 

Бронзовый Александр стоит как раз между двумя иркутскими театрам и: ТЮЗом, который вот уже 20 лет как носит имя Вампилова, и драматическим, получившим еще в ту эпоху, в 1967 году, имя Н.П. Охлопкова. В последние годы каждый из них обращается к его драматургии снова и снова; на их же сценах периодически проходят и всероссийские, и даже международные вампиловские фестивали.

Живой Александр в те годы, когда стал драматургом, успел немало пообщаться и с обоими иркутскими, и с многими иногородними театрами - но опыт этого общения был, мягко выражаясь, не однозначно положительным. Из пяти его пьес только одна - «Старший сын» - впервые увидела свет рампы в Иркутске. Спектакль, готовившийся группой энтузиастов из охлопковского театра (вопреки недоброжелателям) при активном участии автора, был показан в ноябре 1969 года, стал триумфом театра и навсегда остался одной из самых славных страниц его истории. При жизни автора охлопковцы поставили еще «Прощание в июне» (уступив, правда, первенство театрам ряда других городов), и вновь подтвердилось, что простая публика понимает героев и мысли Вампилова куда вернее, чем чиновники и театральные догматики.

 

Но продолжения в родном городе для автора не последовало. Пьесу «Провинциальные анекдоты» он успел увидеть только однажды в Ленинграде, где разрешение на постановку «пробил» крупнейший режиссер Г.А. Товстоногов. «Утиную охоту», которую Вампилов считал лучшим своим творением, не разрешалось ставить никому еще и несколько лет после его смерти (правда, напечатать ее в Иркутске в обход цензуры удалось, и этот номер альманаха «Ангара» долго ценился «на вес золота» в театральных кругах столиц). Последняя пьеса - «Прошлым летом в Чулимске» - при жизни автора не была ни поставлена, ни напечатана. Понятно, что ситуация эта чувствительно била не только по карману писателя (жил он до самого конца скромно, в сущности, едва сводя концы с концами), но и по нервам, самолюбию, здоровью...

 

Общеизвестно место гибели Вампилова - то знаменитое место, где Ангара вытекает из Байкала. Там, в Листвянке, установлен гранитный памятный знак с его портретом. Многократно описаны обстоятельства гибели: перевернулась моторная лодка, наткнувшись на скорости на топляк, он, оказавшись в воде в тяжелой куртке и сапогах, отчаянно стремился выплыть и, не доплыв до берега несколько метров, пошел ко дну. Нашли его и подняли из воды довольно быстро, но вернуть к жизни не удалось. Менее широко известно заключение медиков о причине смерти по результатам вскрытия: «инфаркт в воде от переохлаждения организма». Можно предположить с учетом рассказанного выше, что инфаркт накануне 35-летия был вызван не только переохлаждением...

 

На гражданской панихиде по нём 35 лет назад было не так уж много народу (август, театры на гастролях, публика в отпусках), но почему-то много милиции; поистине - как жандармов на пушкинских похоронах. Состоялась она в тогдашнем здании писательской организации - маленьком домике на улице Пятой Армии почти напротив Харлампиевской церкви (позже этот домик снесли, сейчас на его месте игровая площадка детского сада). Вынеся гроб из здания, друзья пронесли его на руках до здания театра имени Охлопкова, чтобы дать возможность Драматургу проститься с Театром. Катафалк ждал почти рядом с тем местом, где сегодня стоит памятник.

 

Посмертный интерес к творчеству Вампилова можно назвать шквальным: многие сотни постановок во всех городах страны, переводы на десятки иностранных языков, спектакли по всему миру, масса статей, диссертации, монографии, пьесы драматургов-подражателей... Все пять его пьес были посмертно экранизированы с участием крупнейших актеров страны, почти все эти фильмы вошли в золотой фонд отечественного кино и периодически повторяются по ТВ. Так узнали о Вампилове практически все россияне.

Самая свежая новость: бронзовый памятник Вампилову поставлен и в Москве - во дворе театра-студии под руководством Олега Табакова, что на улице Чаплыгина, близ Чистых Прудов. Можно сказать, что столица возвращает хоть частично долг перед памятью нашего великого земляка. Ведь ни до одной из московских премьер своих пьес он не дожил, хотя столичному театральному мирку был в последние свои годы неплохо известен: тамошние остряки называли его «самым знаменитым из непоставленных драматургов»...

 

И все-таки памятники, авторы-ваятели которых в живых Вампилова не застали, изображают скорее не его, а легенду о великом драматурге. Редкий снимок, помещаемый сегодня в газете, дает более реальное представление о живом Александре, каким помним его мы - умном и ироничном, глубоко усталом и явно не слишком счастливом человеке. Снимок этот сделан в июле 1971 года тогдашним фотокорреспондентом «Восточно-Сибирского пути» Эдуардом Фоминых, знавшим Вампилова лично. Сделан он при случайной встрече, и опять-таки неподалеку от управления ВСЖД, в том же квартале, где ныне стоит ему памятник.

Виталий Нарожный
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31