20 октября 2020 11:56

20 октября 2020 11:56

Осталась верной Лене

Профессии стрелочника больше нет, но в воспоминаниях ветерана все это живо...
Сейчас такого не увидишь. А тридцать-сорок лет назад на железнодорожных путях можно было встретить немало женщин, работающих монтерами пути. К этой армии «рабочих пчелок» относилась и ветеран-железнодорожник Нина Максимовна Калашникова, проживающая в Усть-Куте.
Когда Нина Максимовна с мужем Николаем перебралась по совету родственника из Краснодарского края в Усть-Кут, шел 1958 год. В это время в центре Усть-Кута кипела работа. Строился речной вокзал.

Профессии стрелочника больше нет, но в воспоминаниях ветерана все это живо...

Сейчас такого не увидишь. А тридцать-сорок лет назад на железнодорожных путях можно было встретить немало женщин, работающих монтерами пути. К этой армии «рабочих пчелок» относилась и ветеран-железнодорожник Нина Максимовна Калашникова, проживающая в Усть-Куте.

 

Когда Нина Максимовна с мужем Николаем перебралась по совету родственника из Краснодарского края в Усть-Кут, шел 1958 год. В это время в центре Усть-Кута кипела работа. Строился речной вокзал. Поднимались стены здания горкома партии. Воздвигалось кирпичное жилье. Но самая главная стройка находилась на станции Лена. Несмотря на то, что рабочую силу на строительство поставляли три расположенных рядом лагеря для заключенных, специалистов не хватало. Поэтому супруги Калашниковы без дела и дня не сидели. Сегодня приехали, а назавтра им уже проставляли «восьмерки» в табеле по месту работы. Николаю, владевшему специальностью столяра, «восьмерки» шли в НГЧ-1, а Нине Максимовне - в ПЧ-8, куда она была принята на должность монтера пути. Нина Максимовна понятия не имела, что это за работа, но соблазнилась красивым названием. А когда узнала, то посчитала, что бывает и хуже.

 

Сегодня Нина Максимовна испытывает особые чувства оттого, что оказалась в составе замечательной бригады монтеров пути, состоящей на девяносто процентов из женщин, занимавшихся модернизацией путевого хозяйства.

- В нашем коллективе был только один мужчина - бригадир Иван Голубев, - рассказывает Нина Максимовна. - Мы с подругами нередко вспоминаем о том, как без жалоб и нытья, со смехом и прибаутками управлялись лапой, ломами, молотком, подбойками... Механизации тогда было ноль целых ноль десятых. Все делалось вручную. Вручную разгружались и укладывались шпалы, брус длиной по шесть с половиной метров. Вручную, лопатами разгружался балласт. Вручную укладывались в полотно дороги рельсы. Была тогда в нас какая-то сила, заставляющая не пасовать перед трудностями. Нас и болезни обходили стороной. В то время мы производили замену легких рельсов марки Р-38, уложенных на станции Лена, на рельсы марки Р-43. В нашей бригаде работали Полина Бирун, Анастасия Михайлова, жена нашего бригадира Валентина Ковалькова, Анастасия Антипина, Вера Толстопятова. Молодые, подтянутые, привыкшие к тяжестям и специфическому запаху креозота, который пропитывал поры кожи и не перебивался даже "Красной Москвой".

 

Сейчас Нина Максимовна нередко приходит на станцию, чтобы уловить этот напоминающий о том счастливом для нее времени запах. Дом ее всего в сотне метров. Все, что на станции происходит, ей видно как на ладони. В том числе и третий пост, куда ее перевели стрелочницей за особо ответственное отношение к работе.

На стрелках того поста тоже было непросто. За Ниной Максимовной закрепили три стрелочных перевода. Располагались они в нескольких сотнях метров друг от друга. И после прохода поезда приходилось по нескольку раз в сутки совершать самые настоящие стайерские забеги. Чтобы проверить состояние стрелочных переводов и путей, примыкающих к ним, чтобы вовремя обнаружить, не попала ли в них тормозная колодка или какой другой предмет, бывало и такое. А в зимнее время Нине Максимовне приходилось "воевать" с кучами золы, остающейся после проезда паровозов.

 

Прежде чем она получила орден "Знак Почета", и в должности дежурной по парку поработала. Этот участок рассудительные люди обходили стороной. Не столько, говорили они, заработаешь денег, сколько "пролетишь" на обуви.

А вообще-то по справедливости Нине Максимовне награда положена была гораздо раньше. За то, что во время войны с фашистами вместе со своим будущим мужем и друзьями, проживающими в станице Ново-Рождественская на Кубани, помогала тяжелораненому советскому разведчику, скрывавшемуся в камышах на берегу речки Челбаш - притока Кубани. Спасение раненого бойца на оккупированной немцами территории могло стоить жизни. В соседней станице как раз были схвачены и расстреляны три девушки, взявшиеся помогать партизанам.

 

И на железной дороге Нина Максимовна себя показала не робким человеком. Ни разу не отказалась от порученного дела, ни разу не испугалась ночных дежурств, не спасовала перед шестидесятиградусными морозами, и на пенсию ушла настоящим железнодорожником. Недавно проживающие в Германии близкие родственники пригласили ее переехать жить к ним. Но Нина Максимовна даже не думала над приглашением. Написала только, что не может оставить Лену...

Александр Иванов (фото автора)
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31