31 октября 2020 10:03

31 октября 2020 10:03

Письмена древних предков

Много слышал о Шишкинских писаницах, да череда дел как-то оставляла поездку на Лену на втором, а то и на третьем плане.
Когда-то же надо это сделать. А тут подвернулась удобнейшая оказия. Друг мой Гриша ехал по службе в Жигалово на «УАЗе», и одно сиденье было свободно. И вот мы в пути.
Проезжаем Баяндаевский район, переваливаем через водораздельный хребет с символическим стрелочным указателем бассейнов рек «Лена–Ангара» и спускаемся в верховья Манзурки.

Много слышал о Шишкинских писаницах, да череда дел как-то оставляла поездку на Лену на втором, а то и на третьем плане.

Когда-то же надо это сделать. А тут подвернулась удобнейшая оказия. Друг мой Гриша ехал по службе в Жигалово на «УАЗе», и одно сиденье было свободно. И вот мы в пути.

Проезжаем Баяндаевский район, переваливаем через водораздельный хребет с символическим стрелочным указателем бассейнов рек «Лена–Ангара» и спускаемся в верховья Манзурки. Река замысловато накручивает кренделя среди лугов и лесов, как бы заманивая отдохнуть день-два в этом царстве. Увы, у нас график.

 

Ночевали на берегу реки Иликты, текущей с Байкальского хребта в Лену. И опять столкнулись с нынешней чумой – бездушным браконьерством. Местные парни процеживали реку китайскими сетями, вылавливая хайрюзишек с гольяна величиной, ругая других «рыбаков» с электроудочками, убивающими в округе все живое. Неужели не ведаем, что творим? И это на Лене, славившейся своей рыбалкой...

Утром, сделав регламентированные работы в Качуге, продолжаем дорогу.

На 18-м километре открываются высокие красные яры – обрывы правого берега Лены. Синее небо, белые облака, темно-зеленая река и красные скалы… Короче, мы оттуда сразу не смогли уехать.

А еще через два километра дорога спускается к еще более высокому скалистому берегу. Это и есть моя цель.

 

altВ маленьком распадке обнаружили ладный домик и человека при нем. Смотритель памятника истории и культуры Александр Егорович принял нас сперва настороженно, затем разговор потеплел, колючесть пропала. Настороженность его обострялась тем, что на это живописное место зачастую приезжают за тем, чтобы выпить энное количество горячительного и оставить свои автографы на скалах, и чаще всего делают это поверх письмен древних своих предков. И двойная проблема в том, что, удаляя эти варварские «Козлов и К0», можно нарушить первичные надписи и знаки.

Пока щадящих технологий, сохраняющих первооснову, немного. Писаницы расположены в три яруса – галереи на протяжении 200-300 м обрывистого берега. Не вдаваясь в сложности датировок, я для себя запомнил, что самые искусные и детальные рисунки сделаны курыканами – народом II-VIII веков, населявшим Прибайкалье и Приангарье.

 

На рисунках не только сцены охоты на зверей, но и всадники со знаменами, повозки, верблюды и очень художественные изображения животных. Надо ли говорить о том, что изображение с флагом подразумевает уже если не государственность, то по крайней мере социальную организованность. Любопытное совпадение – на гербе города Якутска изображен точно такой же всадник со знаменем. А верблюд? Или климат у нас был теплее, или к нам жаловали караваны из южных краев.

Кстати, по Лене проходил караванный путь переселений с юга на север и обратно. А эти самые курыкане (гулиганы – по китайским летописям) являлись в свою очередь потомками загадочного народа динлинов – светловолосых, высокорослых людей.

 

После этой поездки я теперь вижу на родных просторах в глубинах времен не только охотников в шкурах с костяными стрелами, но и отряды всадников со знаменами, с обозами телег–кибиток на больших колесах со всей иерархией князей и вождей.

Туман времен и безвестия развеивается. История для меня стала полнее и насыщеннее.

Петр Болданов (фото автора)
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31