27 октября 2020 06:57

27 октября 2020 06:57

Найти и обезвредить

Стальная колея южного хода ВСЖД — под надежным присмотром.
За последние пять лет Гусиноозерская дистанция пути не допустила ни одного случая пропуска остродефектных рельсов. По мнению ведущего инженера отдела пути Улан-Удэнского отделения Алексея Анча, это лучше всего говорит о высоком профессионализме коллектива цеха дефектоскопии ПЧ-14.
Недавно Алексей Анч прошел курс переподготовки по неразрушающему контролю в Санкт-Петербургском государственном университете путей сообщения.

Стальная колея южного хода ВСЖД — под надежным присмотром.

За последние пять лет Гусиноозерская дистанция пути не допустила ни одного случая пропуска остродефектных рельсов. По мнению ведущего инженера отдела пути Улан-Удэнского отделения Алексея Анча, это лучше всего говорит о высоком профессионализме коллектива цеха дефектоскопии ПЧ-14.

Недавно Алексей Анч прошел курс переподготовки по неразрушающему контролю в Санкт-Петербургском государственном университете путей сообщения. Из общения с коллегами он узнал, что на Октябрьской железной дороге практически все съемные дефектоскопы оборудованы регистраторами, с помощью которых обеспечивается более достоверный контроль рельсов, осуществляется эффективная проверка правильности настройки дефектоскопа непосредственно на линии.

 

— Мы у себя на отделении похвастать таким оснащением, к сожалению, пока не можем, — сетует Анч. — К примеру, в ПЧ-14 лишь половина средств диагностики имеет такую оснастку.

Первые современные дефектоскопы с регистраторами поступили в Гусиное Озеро два года назад. Тогда новую технику начинали осваивать опытнейшие операторы Валерий Тудупов и Петр Екимов, наладчик Сергей Первушин, оператор-расшифровщик Николай Титов.

— В принципе, процесс переоснащения нашего приписного парка, может быть, не так быстро, как нам того хотелось, но идет, — считает мастер цеха дефектоскопии Гусиноозерской дистанции пути Сергей Содномов.— Так, в нынешнем году мы уже получили два дефектоскопа нового поколения РДМ-22, благодаря чему постепенно уходим от использования морально и физически устаревших моделей типа "Поиск".

 

Перед тем как начать работать на РДМ-22, несколько посланцев цеха прошли обучение на двухнедельных курсах в отделе ДЦО на станции Суховская. Вообще, по убеждению Содномова, диагностика рельсов— это сложнейшая наука, и изучать ее необходимо постоянно, независимо от должности и стажа работы.

Сам Сергей Мункуевич показывает своим подчиненным именно такой подход к делу. После службы а армии начинал монтером пути. А когда в 1986 году набирали группу на курсы операторов, то выбор тогдашнего руководства дистанции среди прочих пал на дисциплинированного и исполнительного Содномова.

— Эти курсы мне пришлось проходить в течение полугода далеко от родных мест, в техшколе Южной дороги, которая располагалась под Харьковом, — вспоминает собеседник. — Оттуда, помимо первоначальных знаний, я вынес убеждение в том, что наша профессия по ответственности сродни профессии минера: у тех и других нет права на ошибку...

 

На первый взгляд, работать гусиноозерским дефектоскопистам вроде бы легче, нежели их коллегам с главного хода. Интенсивность движения на южном ходу поменьше да и крупных станций — раз, два и обчелся. Но эта "легкость" при более внимательном изучении оказывается не такой уж однозначной, так как объективных трудностей в работе у гусиноозерцев ничуть не меньше, чем у других.

Развернутая длина Гусиноозерской дистанции 233 километра. Это создает определенные проблемы со своевременной доставкой на работу и обратно операторов дефектоскопных тележек и их помощников. Благо, хоть сигналисты, как правило, берутся с тех околотков, где на тот момент идет сплошная проверка рельсов. К тому же не везде есть возможность для беспрепятственного подъезда автомобильных летучек, что особенно характерно для участка Гусиное Озеро — Джида.

Понятно, что дело от этого страдать не должно. В любую погоду дефектоскописты обязаны проверить за смену не менее 7-8 километров главных путей. Зона особого внимания для них — приемоотправочные пути и стрелочные переводы на станциях да плюс 13400 штук сварных стыков.

 

Начиная с 2005 года к цеху прикреплена еще и путеизмерительная тележка, которая позволяет с помощью микропроцессорной начинки проводить на современном уровне оперативную проверку основных параметров текущего состояния пути. Новинку в полной мере освоили молодые выпускники Улан-Удэнского железнодорожного колледжа два Андрея — Гумен и Дашинимаев.

Необходимо учитывать и специфику самой стальной колеи степной дистанции. В большинстве своем в ПЧ-14 уложены старогодные рельсы, то есть те, что уже послужили не один год где-то на других участках Восточно-Сибирской. Исключение составляют разве что рельсы мостовых переходов да подъездов к ним, где они новые, А что такое старогодные рельсы? Понятно, что присматриваться, прислушиваться к ним дефектоскопистам необходимо с особым усердием.

 

— Изначально, то есть еще на стадии изготовления, стальная колея призвана выдерживать огромные динамические нагрузки. Однако и стальные рельсы "хворают", — рассуждает Содномов. — Появляются небольшие трещины, которые могут перерасти в опасные дефекты. Наша задача— найти их как можно раньше, в самой начальной стадии.

И гусиноозерцы с этим справляются: за шесть месяцев 2007 года ими уже выявлено 184 остродефектных рельса.

Борис Ступин (фото автора)
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31