22 октября 2020 23:20

22 октября 2020 23:20

Возвращение Гейдара Алиева на БАМ

Сегодня на станции Ангоя в торжественной обстановке откроется мемориальная доска в честь Гейдара Алиева, экс-президента Азербайджана, а в далеком прошлом – члена Политбюро ЦК КПСС и первого заместителя председателя правительства СССР.
Именно в качестве одного из советских руководителей его хорошо запомнили старые бамовцы, в том числе те, кто продолжает жить и работать в Ангое. Когда в июне 1984 года путеукладчик бригады монтеров пути Александра Бондаря устремился к Витиму, на строящуюся трассу прилетела правительственная комиссия.

Гейдар Алиев: 'Я тоже строил БАМ'.Сегодня на станции Ангоя в торжественной обстановке откроется мемориальная доска в честь Гейдара Алиева, экс-президента Азербайджана, а в далеком прошлом – члена Политбюро ЦК КПСС и первого заместителя председателя правительства СССР.

Именно в качестве одного из советских руководителей его хорошо запомнили старые бамовцы, в том числе те, кто продолжает жить и работать в Ангое. Когда в июне 1984 года путеукладчик бригады монтеров пути Александра Бондаря устремился к Витиму, на строящуюся трассу прилетела правительственная комиссия. Ее возглавлял Гейдар Алиев.

 Два вертолета МИ-8 совершили посадку прямо на земляное полотно возле путеукладчика. Перед этим комиссия побывала в Северобайкальске и Северомуйске. Гейдара Алиева сопровождали министр путей сообщения Николай Конарев, министр транспортного строительства Иван Соснов, начальник ГлавБАМстроя  Константин Мохортов и другие руководители стройки.

 

Александр Бондарь и его ребята с удовольствием показали членам комиссии, как работает путеукладочный комплекс, а потом неожиданно для всех бригадир снял свои верхонки и передал их Гейдару Алиеву. 

- Ну что, Гейдар Алиевич, сможете забить костыль?

В руках высокого гостя оказался и ручной костыльный молоток.

- Какое тяжелое кайло! – поразился Алиев, разглядывая невиданный ранее инструмент. Все заулыбались, не решаясь поправить высокого гостя. Больше переживали о том, чтобы он не испачкал свой дорогой светлый костюм.

Гейдар Алиев не спеша, основательно, стал забивать костыль в шпалу, а потом, улыбаясь, стал благодарить монтеров  за предоставленную возможность поучаствовать в «строительстве» БАМа. Также в шутливой форме все поздравили его с успешным дебютом на главной стройке страны и вручили на добрую память деревянную фигурку маленького озорного бамовца, забивающего костыль. 

 

Свидетелем этой забавной сцены мне, молодому тогда корреспонденту районной газеты, удалось стать благодаря знакомству с милиционерами из оцепления и пронырливости фотографа из СМП-670 Виктора Войналовича, который вел фотолетопись стройки на местном, но самом в ту пору горячем уровне. Ведь и тогда, и сейчас высоких гостей в любой точке страны охраняли и охраняют здорово.

Памятную встречу с Гейдаром Алиевым на 781-м километре БАМа (если считать от станции Лена-Восточная) я не раз вспомнил через 16 лет, когда писал очерк «С Песней по Ангое» для газеты «Гудок».

Бурятскую Ангою, как и иркутскую станцию Улькан строили посланцы солнечного Азербайджана. Такая на БАМе была традиция, что над каждой станцией шефствовали союзные республики или российские регионы. 

 

Еще в Северобайкальске, накануне приезда в Ангою, я познакомился с бывшим начальником бывшего СМУ «АзБАМстрой», а затем работником Северобайкальской дистанции гражданских сооружений Истрафилом Гаджиевым.

- Построив Улькан, могли со спокойной совестью ехать домой, - говорил Гаджиев. – Но поехали за Байкал, строить оказавшуюся почему-то бесхозной Ангою. Когда в 1984 году на БАМ прилетал Гейдар Алиев, я, как руководитель СМУ, ему так и сказал: «Хотим Ангою!». А не захотели бы, никто не заставил…

 

ЦК Компартии и правительство Азербайджана одобрили инициативу своих посланцев. Не последнюю роль сыграло мнение Гейдара Алиева. Он высоко оценил результаты работы своих соотечественников на Байкало-Амурской магистрали. На месте будущей станции Ангоя к тому времени был вырублен только лес. В сентябре 1984 года первые десанты из Улькана начали возводить сборно-щитовые дома, небольшую котельную и теплотрассу, чтобы обеспечить новый поселок теплом.

 

С развалом СССР о завершении работ на БАМе под флагом Азербайджана не могло быть и речи. Но представители республики Ангою не покинули. Коллектив Гаджиева перешел в Северобайкальское отделение дороги – новым структурным подразделением дистанции гражданских сооружений. В 1995 году участок был ликвидирован, работы в целом завершены, но добрая память осталась. Азербайджанские проектировщики и строители подарили БАМу два прекрасных по архитектуре и благоустройству поселка, вокзальные комплексы. Десятки семей из Азербайджана по-прежнему живут в Улькане и Ангое.

Евгений Богачев
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31