21 октября 2020 02:17

21 октября 2020 02:17

Ее звали быстроногой

«Дошла от Волги до Берлина» — написала Нина на стенах рейхстага.
На станции Подкаменная живет единственная в этом таежном поселке участница Великой Отечественной войны.
Моя героиня, Нина Васильевна Иванова, узнав об этом, горестно всплеснула руками: «Подбирает нас Господь, последних». Просто непонятно, как эта маленькая, хрупкая женщина, ставшая красноармейцем полевого медсанбата в шестнадцать лет, вынесла такое, что и в страшном сне не привидится.

«Дошла от Волги до Берлина» — написала Нина на стенах рейхстага.

На станции Подкаменная живет единственная в этом таежном поселке участница Великой Отечественной войны.

Моя героиня, Нина Васильевна Иванова, узнав об этом, горестно всплеснула руками: «Подбирает нас Господь, последних». Просто непонятно, как эта маленькая, хрупкая женщина, ставшая красноармейцем полевого медсанбата в шестнадцать лет, вынесла такое, что и в страшном сне не привидится.

 

— Меня в детстве быстроногой называли, — улыбается она. — Все успевала делать: и за скотиной ухаживать, и в колхозе работать, и за младшими братьями-сестрами следить, и в школе учиться. В двенадцать лет стала в колхозе учетчицей.

Самым большим потрясением за детские годы было вывешенное в школьном коридоре объявление. Оно гласило: «Кто не заплатил за обучение в восьмом классе, из школы отчисляется».

Мама, колхозная доярка, гладила ее по голове и причитала: «Доченька, да где я такие деньги возьму. Семеро вас у меня, а я одна...». Текли слезы и у Нины: страсть как хотелось учиться, но в школу надо было нести 150 рублей. Деньги для семьи неподъемные, считай, две коровы на них можно было купить.

 

Чувашская многодетная семья жила в Чебоксарах. За трудодни в колхозе ничего не давали. Приходилось рассчитывать только на свое подворье. А когда немец подошел к Москве, здесь, в Поволжье, стали брать в армию всех подряд. Пришла повестка и Нине. Вручили повестку, запрягли колхозного мерина и повезли их, по существу детей, на станцию Вурнары.

Состав остановили под Серпуховом, и начались фронтовые будни: курсы молодого бойца, стрельба из трехлинейки, зубрежка полевых уставов. Красноармейца Белову, а в девичестве она носила эту фамилию, определили санитаркой в медсанбат. Распорядок был жесткий - с утра помыть-переодеть тяжелораненных, накормить и все время топить буржуйку. За дровами приходилось бегать через помещение, где лежали умершие. Медсанбат находился в километре от линии фронта. Часто бомбили, били из орудий, но даже этот ужасающий металлический скрежет, когда хочется гвоздем забиться в землю, не вызывал у нее столько страха, перемешанного с жалостью к погибшим бойцам.

 

Известно, человек ко всему привыкает. Притерпелась и Нина к самому страшному и неизбежному на войне — человеческой смерти. Вместе со своим полевым медсанбатом она прошла фронтовыми дорогами по местам самых жестоких сражений. Смоленск, Брянск, Могилев, Витебск, Польша и Померания, Восточная Пруссия, Германия. Победу встретила в Берлине. Умудрилась сбегать, хоть стояли на окраине города, к рейхстагу. Вывела на выщербленной от пуль и осколков стене: «Дошла от Волги до Берлина. Белова».

— Ребята все повыше старались свои автографы оставить, а мы, девчонки, снизу свои подписи выводили, — вспоминает она.

Домой Нина Белова вернулась осенью 45-го. Взяли ее счетоводом в леспромартель. Там-то и высмотрел девушку будущий супруг колхозный бригадир Николай Иванович Иванов. Колхозная житуха не радовала сытостью и достатком, и сорвалась молодая семья в далекую Караганду на заработки в угольный разрез.

 

— Мой муж был заядлым таежником, а потому старался осесть там, где можно было рыбалкой и охотой всласть заниматься, — говорит Нина Васильевна. — Из Казахстана его товарищ потянул на Аргунь, а оттуда уже переехали в Подкаменную. Здесь окончательно и осели.

Они подняли четверых детей. Двое, Станислав и Валерий, работают на железной дороге в Северобайкальске. Сама Нина Васильевна четырнадцать лет отдала Восточно-Сибирской. Сначала трудилась завхозом в Подкаменском железнодорожном детском саду, а потом продавцом в промтоварном магазине ОРСа Иркутского отделения.

 

Тут и мужа своего схоронила, и душой прикипела к этому таежному краю. Трудно поверить, но льготами фронтовика Нина Васильевна стала пользоваться всего несколько лет назад. Просто не знала, что они ей положены. А кое-кто даже сомневался, что она прошла солдатскими фронтовыми дорогами. Дескать, по возрасту к участнику войны не подходила.

Она считает свой поселок лучшим местом на земле. Здесь и дети с внуками не забывают, часто наведываются в Подкаменную.

Александр Филиппов (фото Людмилы Филипповой)
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31