20 октября 2020 06:19

20 октября 2020 06:19

Светлый родник Любови

Эту женщину знают, любят и благодарят многие поколения железнодорожников Восточно-Сибирской.
В нынешнем году старинному городу на Уде исполняется 360 лет. Нижнеудинск традиционно считается железнодорожным. Достаточно назвать имя Г.М. Кржижановского. Он работал до революции в железнодорожных мастерских, а потом стал основателем плана ГОЭЛРО. В советское время путевку в большую жизнь получили здесь два министра путей сообщения - Геннадий Фадеев и Николай Аксененко.

Л. Придеина на агитплощадке, конец 70-х годов.Эту женщину знают, любят и благодарят многие  поколения железнодорожников Восточно-Сибирской.

В нынешнем году старинному городу на Уде исполняется 360 лет. Нижнеудинск традиционно считается железнодорожным. Достаточно назвать имя Г.М. Кржижановского. Он работал до революции в железнодорожных мастерских, а потом стал основателем плана ГОЭЛРО. В советское время путевку в большую жизнь получили здесь два министра путей сообщения - Геннадий Фадеев и Николай Аксененко. Кстати, нынешний глава города А. Архангельский - из семьи потомственных железнодорожников, окончил университет путей сообщения. И председатель городской Думы А. Елизарьев также имеет диплом железнодорожного университета. Сегодня на железнодорожных предприятиях города трудится пять тысяч нижнеудинцев.

 

Железнодорожники всегда славились не только работой. Лучшая самодеятельность и спортивные команды - все это присуще самому их духу. Имя почетного гражданина города Нижнеудинска Любови Придеиной в этом ряду стоит особняком.

В городском ДК на массивной двери табличка «Народный хор русской песни «Родники». Доносятся звуки пианино. В комнате довольно прохладно. Руководитель хора в накинутом на плечи пальто наигрывает знакомый с детства мотив песни «Вот мчится тройка почтовая»...

- Нет сейчас баяниста у нас, - с сожалением говорит Любовь Васильевна. - Сложно найти сильного музыканта. Но это вопрос времени. Все равно найдем!    

 

Оркестр локомотивного депо - гордость и заслуга Л.Придеиной.Время близится к вечеру и, пока не подошли солисты хора, мы говорим с ней о русской песне и ее хоре, которому она отдала более тридцати лет. Сколько помнит себя, с самого раннего детства ее окружала песня. И это не удивительно. Она родилась на Украине, в городе Хороль, что на Полтавщине. А уж как поют украинцы, надо слышать. Не раз, бывая в Киеве, пишущий эти строки мог воочию в этом убедиться. Чем чаще бываешь в этом красивом старинном городе, тем сильнее прикипаешь и к нему, и к певучему народу.

Любовь Васильевна соглашается со мной, только немного поправляет. По ее мнению, все-таки исконные украинцы, добрые и миролюбивые, живут на Полтавщине. (Сразу вспоминается Гоголь. Ведь главные его герои тоже с Полтавщины.)

Связь с Украиной Любовь Васильевна не теряет и пристально следит за тем, что там происходит.

 

- На Украине творится сейчас непонятно что, - с горечью говорит она. - Как, впрочем, и у нас в России.

Приезжала к ней в гости сестра. Пришли Придеины на вокзал встречать гостью, а та выходит на перрон и ревет.

- Чего плачешь?

- Да как не плакать. В такую даль ты забралась, сестренка…

Придеина так не считает. Теперь Нижнеудинск ее родной город. После культпросветучилища за отличную учебу ее направляли работать в Центральную группу наших войск, дислоцировавшуюся в Германии. Но еще совсем свежей была память о войне и немецких оккупанатах, и девушка наотрез отказалась. Тогда ее направили в Сибирь. И она оказалась в Алзамае. Не испугали гарную дивчину ни дальние дали, ни морозы. Вся ушла в работу. Работала всего полгода, но сонную жизнь в небольшом городке встряхнула основательно. Ее заметили и забрали в Нижнеудинск на повышение. Когда впервые переступила порог железнодорожного клуба имени Кашика, там было пусто и тихо. Один Виктор Лопоухов играл на аккордеоне.

 

Начальник локомотивного депо Иван Алексеевич Ефремов обозначил задачу предельно ясно и лаконично: „Мне нужно, чтобы люди не пили, а пели”. И с задачей она справилась блестяще.

Как Люба находила голоса для хора? А очень просто. Не пропускала ни одного смотра-конкурса, приходила на школьные концерты, шла на предприятия. Так она в свое время «приобрела» чудесный голос учительницы Лилии Шкаровской. И много лет, вплоть до недавнего ухода этой женщины из жизни, ее голос был украшением хора. Случались праздники и застолья на железнодорожных предприятиях. После двух-трех рюмок мужики затягивали песни, а она, как разведчица, вся настораживалась и обращалась в единый нерв. Слушала голоса. Потом подходила и проводила своеобразную агитацию-вербовку. Нужны были теноры, басы, баритоны и сопрано. Нужно было много голосов, чистых и сильных…

 

Ее хор не раз становился победителем среди хоров ВСЖД, был первым на городских, областных смотрах, конкурсах и фестивалях. И даже стал дипломантом 1 Всесоюзного фестиваля самодеятельного художественного творчества трудящихся. Еще в 1973 году хору было присвоено звание «народный». Восемь раз коллектив подтверждал это звание. В красном уголке локомотивного депо (в то время его возглавляла Любовь Придеина) помимо хора заработали также духовой оркестр, которым руководил Владимир Николаевич Пронин, взрослый и детский танцевальные ансамбли, драматический кружок. Все лето работала агитплощадка, приезжали лекторы, выступали певцы и танцевальные коллективы. Народу собиралось - яблоку негде упасть.

 

В то время властные структуры ценили культуру по достоинству, хорошо понимая ее значение. Придеину отправляли на стажировку и повышение квалификации в Братск, Усолье, Иркутск. Училась мастерству в знаменитом хоре имени Пятницкого, в хоре Всесоюзного радио и телевидения.

Среди скромных наград она более всего дорожит знаком «Отличник Всероссийского хорового искусства». На знаке пробит номер 416. Не очень много отличников для такой страны, как Россия.

Странно и обидно, что ей не присвоили звание «Почетный железнодорожник». Но Любовь Васильевну это нисколько не задевает. Ей и в голову не приходило работать ради льгот и привилегий. Ее волнует совсем другое.

 

- Что же у нас творится? Где настоящее искусство? Почему телевидение заполонили безголосые певцы и эта полуодетая Алла Борисовна? Когда же зазвучит русская песня? Нет ее. Бешеные деньги платят бездарям и безголосице. Я считаю, если ты певец, то без микрофона и фонограммы покажи свой голос. Знаете, чем хорош хор? Здесь не спрячешься за фонограмму. И всякий раз песня звучит по-своему, в зависимости от настроения поющих. Столько глаз на тебя смотрят, разве можно халтуру людям нести. В последнее время вообще не видно и не слышно хоров. Знаю, что в Ангарске есть прекрасный хор на базе ДК «Нефтехимик», еще в Иркутске. Вот, пожалуй, и все по области. А эталоном для меня служит Кубанский казачий хор под управлением Захарченко.

Слушая Придеину, невольно вспомнил изумительную певицу, исполнительницу русских песен Татьяну Петрову (которую никогда не увидишь на телевидении). Она приезжала в Иркутск с концертом и потом дала точную и убийственную формулировку тому, что происходит с нами: «Идет перекодировка генотипа русского человека». И верно. Включишь радио, и раздается блатная и приблатненная муть, на другой волне - американская чушь. А другие волны и приемник не берет. Ни «Маяк», ни «Радио России»…

 

Придеина тем временем рассказывает о своем прошлом и о клубе «Подросток». Сотни ребятишек прошли через этот клуб, и все они встали на твердый путь.

- А кто сейчас по-настоящему занимается с детьми?- негодует она. - Почему такая преступность? В Москве сплошные праздники, а люди на окраинах роются в мусорных контейнерах...

Не приемлет такого положения дел моя собеседница. Как не приемлет бездуховность и пошлость. Сколько лет отпущено ей, столько и будет исповедовать исконно русское, народное. Сильный она человек.

 

*     *     *

 

Время в интересной беседе пролетает быстро. Собираются между тем и участники хора. Первым приходит тенор, Александр Николаевич Конушкин. Он уже пенсионер, отработал четверть века машинистом. А хор для него - самое яркое и запоминающееся, что было в жизни. А вот и бас, Александр Федорович Баландин, тоже железнодорожник, а с ним Виталий Иванович Филончик. Появляются бывшие слюдянщики Владимир Мунтаниоль и Николай Карагодин, две незнакомые мне женщины. И сразу становится понятно, что все они из одной большой и дружной семьи.

Мне надо бы еще расспросить о многом. Но не хочется мешать ходу репетиции. Выхожу и слышу жизнеутверждающий голос Любови Васильевны:

- Давайте попробуем вначале плавно.

Она мелодично напевает, давая настройку всему сложному организму хора:

 

Ах вы сени, мои сени,

Сени новые мои,

Сени новые, кленовые,

Решетчатые…

 

Вступают первые голоса, затем вторые. И вот уже уверенно и сильно вырывается за пределы комнаты и наполняет фойе русская песня. Хор готовит новую программу. Будет концерт, и нижнеудинцы смогут вдосталь напиться из этого светлого родника.
Николай Савельев
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31