24 октября 2020 18:25

24 октября 2020 18:25

Вспоминаю порой, и не верится мне…

По статистическим данным, в годы войны жертвами фашистского геноцида стали около 1 миллиона советских детей, угнанных в Германию. В числе их Аграфена Александровна Громышева, проживающая сейчас в Усть-Илимске.
На окраине поселка Железнодорожник стоит аккуратный домик, в котором живет Аграфена Александровна со своим супругом. В поселке она слывет художником в отставке. Долгое время была единственным человеком на всей Усть-Илимской ветке, владеющим всеми секретами создания наглядной агитации.

По статистическим данным, в годы войны жертвами фашистского геноцида стали около 1 миллиона советских детей, угнанных в Германию. В числе их Аграфена Александровна Громышева, проживающая сейчас в Усть-Илимске.

На окраине поселка Железнодорожник стоит аккуратный домик, в котором живет Аграфена Александровна со своим супругом. В поселке она слывет художником в отставке. Долгое время была единственным человеком на всей Усть-Илимской ветке, владеющим всеми секретами создания наглядной агитации. Создавала стенды, рисовала сюжеты из жизни железной дороги, организовывала уголки безопасности движения. Ее кисти принадлежали многочисленные портреты, пейзажи в железнодорожных клубах и школах. Ее произведениями любовались пассажиры на вокзалах от Усть-Илимска до Хребтовой.

А с недавних пор Аграфена Александровна занялась писательским творчеством. В прошлом году она написала книгу «Продвину времени завесу», в которую вошли стихи.

 

...На висках седина,

И в душе моей шрам.

Это слово «Война»

Шепчет прошлое нам.

Вспоминаю порой,

И не верится мне -

Это было со мной,

А никак не во сне...

 

Эти строчки Аграфена Александровна посвятила самому больному отрезку своей жизни, когда вместе с бабушкой, мамой и родным братом Сашей была угнана в Германию. Этой же теме посвящен и автобиографический очерк. Рассказывая о том, как ее семья была схвачена фашистами и отправлена на сортировочный пункт, находящийся в Риге, она прослеживает насыщенную страданиями дорогу в филиал лагеря смерти «Маутхаузен», расположенный в горах на территории Австрии недалеко от города Грац. Аграфене Александровне было всего шесть лет. Однако этот возраст не помешал ей запомнить страдания, на которые их обрекли фашисты.

Самое страшное - круглосуточно дымящие трубы. Она помнит огромные толпы мужчин, женщин и детей, запираемых в одну комнату, куда запускался голубого цвета газ. Помнит распластанные безжизненные человеческие тела. В этом лагере отрабатывалась технология замораживания людей живьем с целью изучения влияния низких температур на человеческий организм. Фашистские инквизиторы делали пленным прививки, вызывая тяжелые заболевания.

 

— Из этого лагеря был путь только в крематорий, - вспоминает бывшая узница. — Но бывали редкие исключения. Наша семья спаслась. Однажды нас осмотрели какие-то гражданские люди, и по их просьбе с группой таких же семейных отправили в другой лагерь, расположенный на территории Германии.

Здесь семье тоже несказанно повезло. Как-то раз сюда приехал за бесплатной рабочей силой садовник Эрик Вертлян, забравший всю семью под расписку. Ему требовались работники на цветочных плантациях.

 

После освобождения домой возвращались почти три месяца, а вернулись на пепелище. Их дом в деревне Юшкино Гдовского района Ленинградской области сожгли фашисты. Построили новый. Многое с тех пор стерло время. Но одна заноза из сердца не выходит никак - коптящие трубы «Маутхаузена». Лишь когда садится Аграфена Александровна за чистый лист бумаги и кладет на него строчки стихов, становится легче.

На днях Громышева собирается провести презентацию еще одной книжки. Вместе со своими подругами по ветеранскому клубу и учащимися поселка она подготовила сборник о ветеранах войны, тружениках тыла и узниках фашистских лагерей.

Александр Иванов (фото автора)
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31