21 октября 2020 22:08

21 октября 2020 22:08

До Встречи в Кюхельбекерской!

Поселок Янчукан славится хорошими людьми и обилием снега. Кюхельбекерская — небольшая промежуточная станция 4 класса... Таких немало на Северобайкальском отделении ВСЖД. Вся жизнь и судьба проживающего там населения прочно связаны со стальной магистралью. Статная, миловидная проводница скорого поезда Москва-Тында, открывая дверь вагона и оглядывая хмурые заснеженные окрестности Кюхельбекерской, с сочувствием смотрит на меня и спрашивает: - Вы здесь живете? - Да, почти, моя родина — север... - Господи, и как тут люди живут?

Поселок Янчукан славится хорошими людьми и обилием снега.

Кюхельбекерская — небольшая промежуточная станция 4 класса... Таких немало на Северобайкальском отделении ВСЖД. Вся жизнь и судьба проживающего там населения прочно связаны со стальной магистралью.

Статная, миловидная проводница скорого поезда Москва-Тында, открывая дверь вагона и оглядывая хмурые заснеженные окрестности Кюхельбекерской, с сочувствием смотрит на меня и спрашивает:

- Вы здесь живете?

- Да, почти, моя родина — север...

- Господи, и как тут люди живут?

 

Пока я осмысливаю этот риторический вопрос, лязгнула, закрываясь, дверь вагона, столичный экспресс стал набирать ход, и в памяти остались лишь прощальная улыбка красавицы в железнодорожной униформе да клубы снежной пыли, взвихрившиеся за составом.

Впрочем, прежде чем найти ответ на вопрос, как живет Кюхельбекерская, следует выяснить: почему бывшей станции Янчукан в конце прошлого века было присвоено это непривычное для сибиряков имя?

 

altЕще в поезде, когда я пытал своих спутников, ехавших домой, «до Кюхли», были получены самые разные ответы. Иные просто пожимали плечами, другие советовали поднять архивы или расспросить старожилов. Одна из «версий» просто сразила наповал: мол, жили-были давно, еще при царизме, несколько братьев-декабристов Кюхельбекерских. Так вот, один из них, самый геройский, за борьбу с ненавистным, прогнившим режимом самодержавия и был сослан сюда, в Северобайкалье. Только, дескать, его зимовьюшка стояла не здесь, в поселке, а чуть ниже по течению — там, где бурная горная река Янчуй впадает в могучую Верхнюю Ангару...

 

Точные же исторические данные таковы: в день восстания на Сенатской площади В.К. Кюхельбекер, один из немногих штатских, вел себя активно и смело: был в восставших частях, собирал в строй рассеянных выстрелами солдат, пытался вести их в атаку, стрелял в великого князи Михаила Павловича и генерала Воинова.

После разгрома восстания около десяти лет он просидел в одиночном заключении в разных крепостях и цитаделях. В конце декабря 1835 года Кюхельбекер был освобожден из Свеаборгской крепости и отправлен в сибирскую ссылку — в Баргузин, где в то время на поселении жил его брат, тоже декабрист, Михаил Карлович.

 

По воспоминаниям одного из ветеранов Северобайкальского отделения ВСЖД, в конце 80-х годов пришел приказ МПС о переименовании станции Янчукан в Кюхельбекерскую (видимо, это было связано с очередным юбилеем восстания декабристов).

Впрочем, как бы то ни было, герой-декабрист, друг Пушкина и Грибоедова, большой поэт и теоретик литературы Вильгельм Карлович Кюхельбекер, будь он сейчас жив, наверняка остался бы доволен тем, что его имя доселе чтит народ, и оно увековечено железнодорожниками в названии малой станции, расположенной у западных отрогов величественного Северо-Муйского хребта.

 

Лицом или «визитной карточкой» заснеженной Кюхельбекерской является прекрасное и уникальное здание железнодорожного вокзала. В этом лице явственно читаются кавказские черты: вся инфраструктура поселка возведена здесь посланцами солнечной Армении — доблестным Армбамстроем. Практически весь личный состав этого подразделения после выполнения поставленной задачи отбыл на родину. Остались лишь самые стойкие: начальник станции Осыпной Оганес Оганесян, энергетик Сергей Давтян, водитель 7 околотка ПЧ-25 Аветис Блукян...

Вся жизнь небольшого, компактного поселка из нескольких пятиэтажек и временного спутника — «шанхая» так или иначе связана со стальной магистралью.

 

А «воротами» в большой мир для четырехсот семидесяти его жителей является железнодорожный вокзал.

- Мы все здесь живем как одна семья, - говорит начальник станции Кюхельбекерская Любовь Изюмова. - И, как в любой семье, помогаем друг другу.

Обилие снега в зимние месяцы — еще один феномен Кюхельбекерской. Поэтому природному фактору станция прочно держит второе место после самой «снегозаносимой» на Северобайкальском отделении горно-перевальной станции Дабан. Огромные, почти двухметровые валы снега по бортам стальной колеи — тому свидетельство.

 

Когда идешь по поселку, порой наблюдаешь удивительную картину: по-над сугробами «плывет» человеческая голова в мохнатом зимнем малахае или элегантной норковой шапке. То кюхельбекерцы шагают по своим делам по пробитым в глубоком снегу тропкам — «траншеям».

- В связи с удаленностью от «большой земли» у нас существует немало проблем, - сетует глава администрации муниципального образования «Городское поселение Янчукан» Анна Кривосудова. - Первая - это тепло. В этом году котельная работала практически «с колес». К тому же встала на ремонт вся тракторная техника — мы чуть не замерзли. Только благодаря помощи руководства Северобайкальского отделения ВСЖД удалось пережить зиму.

 

Вторая проблема — недостаточное финансирование ряда статей социальной программы. Например, мягкая кровля на пятиэтажках прохудилась напрочь, а у района денег на починку как не было, так и нет.

Третья проблема — ужасное состояние автодороги Новый Уоян — Таксимо. Результатом многочисленных «челобитных» главы Янчукана во все инстанции явилась строка в программе республиканского Автодора о строительстве в... 2011 году 40-километрового участка дороги Новый Уоян-Янчуй. Когда этот «автобан» дойдет до Янчукана, отстоящего от Нового Уояна на 70 километров, остается только гадать.

Разумеется, администрация Северобайкальского района предпринимает определенные усилия, чтобы перевести в практическую плоскость некоторые перспективные проекты, сулящие солидный приток налоговых отчислений в казну района. Это освоение богатейшего Холоднинского месторождения полиметаллов, Чулбонского и ряда других. Но пока все упирается в то обстоятельство, что эти месторождения находятся в водосборном бассейне Байкала, особо охраняемой природной территории, объявленного ЮНЕСКО объектом мирового наследия.

 

Школа здесь была сдана без спортзала, и потому поселковой молодежи абсолютно негде заняться спортом. Властям Янчукана ныне с трудом удалось добыть 27 тысяч рублей на проектирование этого объекта. Анна Борисовна и ее земляки уповают на то, что району удастся договориться с руководством Восточно-Сибирской железной дороги и возвести спортзал на долевых началах — 50 на 50... А пока дискотеки по пятницам в местном ДК да «тусовки» в подворотнях — вот и вся культурно-развлекательная программа молодых янчуканцев—кюхельбекерцев. Да, фамилия древних саксонских рыцарей с трудом вплетается в живую «канву» великого и могучего русского языка.

 

Хотя, с другой стороны, в контексте наметившегося в последнее время успешного развития побратимских связей северной столицы Бурятии с некоторыми немецкими городами почему бы и Кюхельбекерской не обзавестись своим германским побратимом, дислоцирующимся где-нибудь в Нижней Саксонии — родине отца Вильгельма Кюхельбекера? Бесспорно, ныне здравствующим родственникам поэта-декабриста и первенца свободы будет очень приятно узнать, что в далекой Восточной Сибири, за  десять тысяч километров от берегов Рейна, у отрогов седого Северо-Муйского хребта есть железнодорожная станция, названная их славной фамилией.

При толковой организации дипломатической «оси» Кюхельбекерская — Северобайкальск — Берлин — Ганновер — Боденвердер — Гамельн вполне вероятны мощный всплеск развития туризма, неуклонный подъем экономики региона и, наконец, появление реальных «звенящих возможностей» в ныне пустой казне янчуканского муниципалитета.

А там, в светлом будущем, глядишь, с достойными инвестициями от Евросоюза, можно будет не только спортзал возвести, но и достроить печальный памятник «бесхозу» - пустующий уже многие годы огромный пятиэтажный жилой дом и открыть в нем гостиницу для состоятельных немецких бюргеров, страстно желающих прибыть к нам на север целыми семьями. Скажем, без малого сто жителей Боденвердера, родины барона Мюнхгаузена, недавно записались у своего мэра на поездку в Северобайкальск, приуроченную к грядущему Дню железнодорожника. Но пока руководители обоих городов остановились на цифре 36 — именно столько человек вмещает один купейный вагон...

 

А в том, что места здесь, в долине Верхней Ангары, отличные, автор этих строк убедился лично, проделав на днях пешую 10-километровую прогулку вдоль стальной магистрали.

- А летом у нас вообще красота: и рыбалка отличная, и грибы -ягоды в изобилии. Приезжайте к нам почаще, всегда будем рады, - так напутствовал меня на прощание гостеприимный обходчик пути Юрий Любашевский, зазвавший к себе домой на украинский борщ. Помимо преподанных азов науки выявления и оперативного устранения неисправностей во время обхода железнодорожных путей он рассказал мне немало интересного о достопримечательностях северного края, ставшего ему родным.

Так что, дорогой читатель, махнем этим летом и Кюхельбекерскую?

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31