21 октября 2020 22:09

21 октября 2020 22:09

Судьба дороги - судьбы людей


Накануне 170-летия Российских железных дорог корреспонденты «Восточно­Сибирского пути» побывали с подарками у группы ветеранов ВСЖД и попросили поделиться воспоминаниями о прожитой жизни, большая часть которой связана со стальной магистралью, с людьми, которые делали и делают свою непростую, но такую нужную всем работу — возят Россию.

Иван Петрович Число родился 8 августа 1915 года. В этом году отметил свое 92-летие. Но по-прежнему бодр.
Накануне 170-летия Российских железных дорог корреспонденты «Восточно­Сибирского пути» побывали с подарками у группы ветеранов ВСЖД и попросили поделиться воспоминаниями о прожитой жизни, большая часть которой связана со стальной магистралью, с людьми, которые делали и делают свою непростую, но такую нужную всем работу — возят Россию.
Иван Петрович Число родился 8 августа 1915 года. В этом году отметил свое 92-летие. Но по-прежнему бодр. Как говорят, в здравом уме и трезвой памяти. Рассказывает о давних делах и событиях, как будто они происходили только вчера. Вспоминает, как до 26 лет жил на рiдной Украiне и не помышлял ни о Сибири, ни о железной дороге, но у жизни свои законы. Призвали молодого секретаря сельсовета из Великой Медведовки в армию и отправили служить в Забайкалье. Часто бывал в командировках на станции Батарейная, успел привыкнуть к Иркутску. А тут еще брат двоюродный, который жил здесь, уговорил перебираться в Сибирь. Так и получилось, что после службы поступил Иван в дорожную техническую школу учиться на дежурного по станции. Хоть и рвалась душа на родину, где оставались мать и жена с двумя детьми, но понимал, что без крепкого тыла и хорошей специальности семью не потянешь. А здесь и то и другое уже обрисовывалось - получил квартиру на станции Иркутск-Сортировочный, хоть и в бараке, но свою, назначение дежурным по парку, начал зарабатывать деньги. В 1940 году перевез свое семейство с Украины. Как угадал, говорили потом многие, ведь в 1941 году вся его малая родина оказалась под оккупацией. Может, потому и выжила семья, выжили дети...

 
Но своей войны Иван Число не избежал. Хоть и не ходил в атаку, не лежал под бомбежками, но адское военное напряжение осталось в памяти на всю жизнь. Дочь Лидия, у которой сейчас живет ветеран, вспоминает, что родителей они в те годы практически не видели дома. И мама, Антонина Андреевна, которая работала стрелочницей, и отец, как и тысячи других железнодорожников, дни и ночи пропадали на сменах, а по ночам разгружали и грузили вагоны. Всё для фронта - всё для победы... Эта военная закалка так и осталась на всю жизнь и помогла не только доработать до пенсии, но и оставить такую память, что бывшие ученики, в том числе и начальник дороги Александр Касьянов, просили иногда 80-летнего ветерана сортировочной горки помочь коллегам в непростых ситуациях.

Такой же закалки и Марфа Филипповна Маклушевская. В свои 90 «с хвостиком» сама управляется с несложным хозяйством, живет в своем доме, который отстроили с мужем сразу после войны и который ни разу не покидала с тех пор, хотя дети и предлагали перебраться под их опеку.

- Нас жизнь не баловала, - говорит Марфа Филипповна, - поэтому мы, наверное, такие выносливые.
 
То, что не баловала, это точно. Иначе как назовешь лихолетье, когда женские руки и плечи выручали страну и дорогу за отсутствием мужиков-фронтовиков. Особенно памятно, как приходилось менять на ПТО колесные пары. Выведут пассажиров из вагона, поддомкратят вагон, подложат под него деревянные брусья и давай менять колеса. На все про все 40 минут. Не уложишься - можешь и карточки лишиться, а то и похуже. Не легче было и после войны: мужчин вернулось с фронта не много...
- Ничего - выдюжили. 20 лет на ПТО вагонного депо Иркутск-Пассажирский отработала и ни разу не захотела место сменить. Немного только и отдохнула на советской пенсии. А сейчас опять трудновато - и возраст, и деньги не те... Главная опора - дети и внуки, - оживляется Марфа Филипповна, - они у меня хорошие, навещают часто, помогают во всем. Совет ветеранов не забывает. Грех жаловаться. Все равно жить хорошо.

...Какой-то особой закалки наши отцы и деды. Какую бы жизнь ни прожили - ни слова упрека в прошлое. Все-то у них светлое, а если кого и пожалеют, то только тех, кто рядом работал и кому «доставалось». Юрий Константинович Осадчий, бывший начальник Зиминской дистанции пути, до сих пор винит себя за то, что мало помогал своим женщинам-путейцам.

- Я ведь в дистанцию пришел в 1952 году. Время послевоенное, и женщины на пути не редкость были. И костыли забивали, и шпалы таскали, и рельсы правили. Рад бы помочь, да своей работы по горло - тогда в кабинетах редко сидели. Каждый день у меня за правило было 10-15 километров своей дистанции обойти. А ее границы 240 километров. Да в те времена еще и станция развивалась, так что всех собой не закроешь. Понятно, что работа не сахар, но менять ее ни разу в голову не пришло. Даже когда предлагали уйти на повышение в отделение дороги, отказался - мне свои зиминцы очень дороги были. И сейчас остаются. Раньше-то, пока возраст позволял, я к ним часто наведывался, а сейчас в 90 лет какие поездки. Но все равно я душой в Зиме. Думаю, и она на меня не в обиде.
 
Александра Дмитриевна Пинина тоже не коренная сибирячка и не потомственная железнодорожница. Родилась в 1917 году в селе Красный Яр под Самарой в крестьянской семье. Наверное, это крестьянское происхождение и начало по-своему кроить судьбу ее семьи и ее самой. Две коровы и лошадь в эпоху колхозного строительства были сровни обвинению. Короче, после «раскулачивания» семье только и оставалось, что завербоваться на великие стройки и бежать от голода куда подальше. Так оказались в Улан-Удэ и закладывали первые кирпичи в основание нынешнего ЛВРЗ. И Александре довелось потаскать носилки. Но, видно, сжалился тогдашний начальник завода над 16-летней девчонкой и перевел ее на работу в заводоуправление. Там Александра окончила курсы телефонистов и с 1935 года до самого выхода на пенсию проработала по этой специальности, ни разу не изменив своему заводу. И тоже главные воспоминания о военных годах. О девочках и женщинах, которые работали в кузнечных и литейных цехах, недоедали и недосыпали.

 
«Техник-лейтенант» - этим званием Владимир Федорович Ковригин гордится до сих пор и очень любит смотреть на фотографию, где он, молодой и подтянутый, сидит в форме машиниста паровоза с серебряными погонами, а на груди уже красуется знак почетного железнодорожника. Трудно поверить, но Ковригин получил это звание в 23 года. «И имел право кататься в спальном вагоне», - смеется его жена Элеонора Викторовна.

Тогда страна жила великими делами и починами. И Владимир не остался в стороне. К XI съезду комсомола принял на себя обязательство обеспечить перевозку грузов сдвоенными составами. И выполнил его. Через год за это и за успешное выполнение планов пятилетки за три с половиной года МПС присвоило своему «технику-лейтенанту» высокое звание.

Потом были другие звания и должности. Начав с кочегара паровоза, поднялся по всем ступенькам карьеры машиниста в классности, освоил электровозы, стал машинистом-инструктором и вывозил в своем депо Иркутск-Сортировочный не один десяток талантливых учеников.

С особой гордостью вспоминает ветеран, что именно он вывозил тогдашнего начальника дороги Георгия Игнатьевича Тетерского на открытие электрифицированного участка Иркутск - Черемхово, помогал становлению нынешнего моторвагонного депо - главной базы электропоездов.

Да, годы берут свое. Но они не страшат ветеранов. Боятся смотреть в будущее и оглядываться назад люди с нечистой совестью и кривой биографией. У моих собеседников с этим - полный порядок.

 
Владимир Палагутин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31