25 октября 2020 20:26

25 октября 2020 20:26

А вот был случай...

Начальник службы вагонного хозяйства Василий Кузнецов, приехавший работать на объединенную Восточно­Сибирскую дорогу в начале 60-х годов вместе с Борисом Саламбековым, в порядке знакомства побывал в вагонном депо Иркутск-Сортировочный. И обнаружил, что один из мастеров, а именно - мастер цеха автосцепки Григорий Шапурин имеет всего четыре класса образования.
Все могло быть по-другому
 
Начальник службы вагонного хозяйства Василий Кузнецов, приехавший работать на объединенную Восточно­Сибирскую дорогу в начале 60-х годов вместе с Борисом Саламбековым, в порядке знакомства побывал в вагонном депо Иркутск-Сортировочный. И обнаружил, что один из мастеров, а именно - мастер цеха автосцепки Григорий Шапурин имеет всего четыре класса образования. Кузнецов стал настоятельно требовать от начальника депо Дмитрия Потехина убрать такого мастера. Но Шапурин был одним из лучших мастеров в депо, досконально знал свою работу, и никаких оснований для его снятия не было. Поэтому Дмитрий Потехин, несмотря на неоднократные напоминания, выполнить требование вышестоящего начальника не спешил. Тогда Кузнецов решил расправиться с самим начальником депо и направил на предприятие комиссию, которая, как и полагается в таких случаях, обнаружила «ряд недостатков». Встал вопрос о снятии самого Потехина. Проект приказа положили на стол начальника дороги Бориса Саламбекова. Василий Кузнецов был настолько уверен в том, что начальник дороги подпишет этот приказ, что предварительно даже не провел никакой подготовительной работы. Однако Борис Константинович засомневался в серьезности высказанных в приказе обвинений в адрес начальника депо. И вызвал Потехина на личную беседу.

Как потом вспоминал сам Потехин, беседа показалась ему довольно странной. Саламбеков больше расспрашивал не о производственных делах, а о личной жизни: о семье, о пристрастиях и увлечениях, даже поинтересовался, какие он читает книги и когда последний раз ходил в театр. В большом недоумении Потехин покинул кабинет начальника дороги, а вскоре узнал, что ему объявлен строгий выговор. Так с подачи Саламбекова формулировка в приказе «освободить от занимаемой должности» была заменена на «объявить строгий выговор», так как некоторые недостатки в работе депо и его руководителя все же были обнаружены. Среди знакомых и товарищей Потехина пролетела радостная весть: «Дмитрий отделался строгим выговором!». А ведь могло быть по-другому. Если бы не житейская мудрость Саламбекова!

Александр Михалковский


Дорога богата на встречи
 
Работу железнодорожника не назовешь монотонной. Каждый день - какое­то событие, движение. Но среди этого круговорота есть одно преимущество, которого не испытывают люди, «привязанные» к одному месту. Это встречи с интересными, а порой и знаменитыми людьми.

Первый подарок железная дорога сделала мне, когда я, будучи студентом второго курса московского железнодорожного техникума, принимал участие в праздновании 35-й годовщины Великой Октябрьской революции. Проходим по Красной площади, и вдруг на трибуне вижу самого Сталина. Представляете, каково было мне, мальчишке из провинции, увидеть въяве - не на портрете - самого Сталина.

Вторая встреча, тоже из «сталинской эпохи», состоялась в Монголии. После службы на Тихоокеанском флоте ехал домой в Калининскую область к матери и остановился в Иркутске у однокашников по техникуму. А они собирались в рейс на рефсекции в Китай через Монголию. Уговорили поехать с ними. Оформили документы, получили разрешение, и я поехал. К слову сказать, так и не добрался я тогда до Калининской области, а навсегда привязался к Иркутску.

Едем, и вдруг недалеко от Улан­Батора видим на переезде три черные правительственные машины. Рядом какие­то «официальные» фигуры. Но в поведении ничего чванливого и неприступного. Наоборот - улыбаются, машут руками, увидев советский поезд. Один снял шляпу и поприветствовал нас. Кто бы вы думали это был? Вячеслав Михайлович Молотов. Он тогда был назначен послом в Монгольскую Народную Республику... Опять я к истории прикоснулся. И благодаря дороге.
Много в памяти осталось и от общения с нашими людьми - восточносибирцами. Особенно памятен тогдашний начальник дороги Шалва Омехович Цинцадзе. Я был уже в то время членом технической инспекции ЦК профсоюзов и представлял ее на Иркутском отделении ВСЖД. Помню, что вопросам труда и отдыха железнодорожников тогда уделялось очень серьезное внимание. И начальник дороги относился к этому так же серьезно. Ценил человека труда. Не пропускал ни одного заседания технической инспекции. Его отношение к людям стало для меня примером на всю жизнь.

Виктор Дорофеев,
бывший главный технический инспектор ЦК профсоюзов на ВСЖД.



Ночной дозор с охраной
 
В 50-е годы мне пришлось работать в Слюдянской дистанции пути. Тогда обязательным было участие всех руководителей и ИТР в ночных проверках работы путевых обходчиков. Согласно графику, обходчики должны были пройти по своему участку за смену четыре раза и в определенное время быть в определенном месте на своем километре.

Вот я и должна была проверить это. Достался мне участок от блокпоста Мангутай до ст. Утулик. Тогда, в отличие от сегодняшних дней, электропоезда не ходили, и добираться приходилось, что называется, на перекладных.
Выехала ночным поездом. Приезжаю - темень кругом, две путейские казармы не освещены, людей не слышно и не видно. Зато одна собачонка голос подала, потом другая, и вдруг вокруг меня их собралась целая свора. Окружили кольцом, рычат, прохода не дают.

Ну, думаю, отпроверялась. В кармане ни кусочка хлеба, ничего, чтобы умаслить псов. И вдруг пришло на память - «Бобка»...
Обращаюсь к ближайшей собаке: «Бобка, ну что ты лаешь? Мне же работать надо...».
Смотрю - она прислушалась, за ней вторая. Постепенно замолкли все. Как будто сообразили, что дело серьезное - все же путейские собаки...

Начинаю продвигаться вперед. Собаки не лают, но и отпускать не хотят, вроде даже охраняют. Так и пошла ночным дозором в собачьем окружении. Страшновато, а делать нечего - что же я, зря в такую даль и темень ехала? А вскоре увидела свет от путейского фонаря. На месте оказался путевой обходчик. На своем километре, как и положено. Выходит, каждый из нас делал свое дело добросовестно.

Гертруда Малыгина
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31