20 октября 2020 23:13

20 октября 2020 23:13

Встречи с Саламбековым

Об этом удивительном человеке еще напишут книги.
В 1961 году меня перевели из оформительского отдела дорпроекта в промышленный отдел к Павлу Носову. В отделе тогда работали Михаил Ерохин, Иван Кузнецов, Александр Чеховский, Николай Солманович, Инна Гумниц, Галина Степанова. Я занимался проектированием вагонного депо Суховская-Южная в группе Кузнецова и, непосредственно под руководством Носова, проектированием пригородного вокзала и привокзальной площади в Иркутске-Пассажирском.

Борис Саламбеков (в центре) с группой руководителей ВСЖД.Об этом удивительном человеке еще напишут книги.

В 1961 году меня перевели из оформительского отдела дорпроекта в промышленный отдел к Павлу Носову. В отделе тогда работали Михаил Ерохин, Иван Кузнецов, Александр Чеховский, Николай Солманович, Инна Гумниц, Галина Степанова. Я занимался проектированием вагонного депо Суховская-Южная в группе Кузнецова и, непосредственно под руководством Носова, проектированием пригородного вокзала и привокзальной площади в Иркутске-Пассажирском.

Последний объект курировал лично начальник дороги Борис Саламбеков, получивший звание Героя Социалистического Труда в блокадном Ленинграде, работая начальником Октябрьской магистрали. Сильный хозяйственник и грамотный инженер, он руководил Восточно-Сибирской три года после объединения с Красноярской, вывел из отстающих в передовые. По пассажирским поездам тогда сверяли часы…

 

С Борисом Константиновичем я встречался всего раза три. Впервые - у начальника вокзала в Иркутске-I по вопросу строительства пригородного павильона и реконструкции привокзальной площади.

Толпа причастных потихоньку недоумевала по поводу непунктуальности начальника дороги, чего он никогда не допускал и строго спрашивал с других. Примерно через полчаса подошла легковушка, из неё вышли Саламбеков, начальники пассажирской службы Кванталиани, службы пути Митин и незнакомый мне молодой мужчина. Им оказался городской архитектор Шматков – виновник задержки. Начальник дороги извинился за опоздание и поздоровался с каждым из присутствующих за руку. Кто помнит, привокзальную площадь с запада ограничивало длинное одноэтажное кирпичное здание, где размещались пригородные кассы, багажное отделение и камеры хранения. С востока – до сих пор стоит уже в то время потрескавшееся двухэтажное здание, принадлежащее городу. Между ними, от трамвайных путей по всему косогору, размещался всегда утопавший в грязи и мусоре «шанхай» - мелкие торговые точки. Начальник дороги предложил построить павильон пригородного вокзала с тоннельным переходом пассажиров к поездам, расширить площадь вдоль вокзала до улицы Кругобайкальской со сносом всех зданий и сооружений по откосу за трамвайными путями.

 

Архитектор предложенный вариант согласовал и… обиженный пошёл пешком в горсовет (начальник дороги свою машину отпустил – не опаздывай!). Совещание продолжилось. Саламбеков поблагодарил проектировщиков за оперативность и утвердил автором проекта Носова, подготовившего грамотное техническое обоснование. Заметил и меня, представленного начальником дорпроекта как инженера-расчётчика. Сказав, что молодым везде у нас дорога, он потрепал меня по плечу и пожелал хорошей устойчивости возводимых конструкций. Его пожелание выполнено – ни одной трещины или каких-либо деформаций в рассчитанных мною элементах павильона и тоннеля до сих пор нет…

Борис Саламбеков очень не любил, когда работники дороги болтались по коридорам, сам частенько проходил по управлению, решал нужные вопросы в кабинете непосредственного исполнителя, предупредив заранее. Поэтому всё делалось оперативно, без лишних посредников и начальников. По вокзалу Павел Носов был «своим проектировщиком» у начальника дороги.

 

Договорившись по телефону, мы пришли за полчаса до аудиенции. Саламбеков навстречу спускался по лестнице. Посмотрев на часы, пригласил нас пройти в конференц-зал, где шли жаркие дебаты по путейским делам. Обсуждали «самоуправство» улан-удэнского ПЧ В. Кудряшова, который отремонтировал посторонней организации подъездной путь, а та взамен построила для дистанции мехмастерские. Без согласования с управлением дороги. Заключение балансовой комиссии: передать «дело» в следственные органы. Сидевший с нами на последнем ряду, не замеченный никем начальник дороги попросил слово. Перед опешившими «законниками» его речь была короткой:

– ПЧ представить к награде. Кадровики и служба пути, оформите необходимые документы… Главного бухгалтера службы пути за недосмотр и частые разговоры с сослуживцами в коридоре лишить премии за месяц. Уж не взыщите, товарищ Ковальчук…

Через много лет я встретил Кудряшова в Тулуне с орденом Трудового Красного Знамени на груди.

Иван Иванович Митин вспоминал телефонный разговор начальника Западно-Сибирской дороги Никольского с Саламбековым :

- Я слышал, Борис, ты своим работникам премии каждый месяц даёшь?

 

- Да.

- Где ты их берёшь? Я спрошу своего НФ, он отвечает – денег нет.

- А ты его уволь. Зачем такой НФ, у которого денег нет?

При подаче списков на премию журил руководителей, пропустивших себя по скромности: «А вы что, лучше всех живёте?».

Как-то вечером, после работы, зашёл я в диспетчерскую службы пути – дежурил мой друг Юра Новожилов. Сидим, разговариваем. Вдруг влетает зам. начальника службы Иван Кудрявцев:

- По Красноярску «окно» на пять часов передержали. Иду к Саламбекову на харакири… Ну, ребята, прощайте, не поминайте лихом. С Богом! – выдохнул он, перекрестился и вышел. Мы знали о крутом нраве начальника дороги. За пятнадцать минут задержки или опоздания снимал с работы, а здесь – пять часов!

 

- Партийный, а в Бога верит. Может сейчас полковничьих звёзд лишиться. Жалко мужика, – размышлял Новожилов.

Минут через десять вернулся бледный Иван Иванович, кое-как дошёл до кресла, плюхнулся в него и, отдышавшись, поведал: «Захожу в кабинет, он сидит, разбирается с бумагами.

- Разрешите доложить!

На согласительный кивок продолжаю:

- По Красноярску «окно» на пять…

- Знаю, – прерывает Саламбеков, – по телефону разобрался. В следующий раз такую работу планируйте на тёплое время, а то балласт уже замёрз. Но и сейчас хорошо всё сделали. Благодарю за службу! Идите отдыхайте, товарищ Кудрявцев.

Меня будто обухом по башке ударили. Как до вас дошёл, не помню»…

 

А сколько при Саламбекове для пользы дела заменили больных и старых специалистов, не оставляя их без работы? И почти с каждым он беседовал предварительно. В управлении и на линии кадровая политика была на высоте. Не терпел высокомерия, наплевательского отношения, перекладывания с больной головы на здоровую, особенно среди высоких чиновников. Ценил преданных делу, грамотных, честных и добросовестных работников.

В первую неделю пребывания в Иркутске Саламбеков при осмотре пассажирского вагонного депо дал команду о его реконструкции. Через пару месяцев спросил начальника предприятия М. Баграева о ходе переустройства. Тот ответил, что нет проекта, а место и люди для производства работ подготовлены. Вагонная служба это подтвердила. Тогда начальник дороги обрушился на начальника дорпроекта:

- Товарищ Чижик, где проект по депо?

- Дней десять, как я подписал, унесли в службу…

- Через пятнадцать минут вашего курьера ко мне. Буду разбираться.

 

Удостоверившись в подписи, вместе с курьером Саламбеков поднялся к начальнику службы.

- Вот он расписался, – указала разносчица на Грабилина, – и поставил папки в этот шкаф. Вот они! - обрадовалась девушка, когда начальник дороги распахнул дверцы.

- Не помните, что вам на стол положили? Других подводите. Мне такие начальники службы не нужны. Я её лучше на ваше место возьму. Так что всего хорошего, товарищ Грабилин, – сурово, чеканя каждый слог, произнёс Саламбеков.

Когда-нибудь о Саламбекове ещё напишут книги, он заслужил это.

Как-то возвращался я из отпуска с юга. Как чеховский дьякон Духов, «искал, чего бы покушать». Стою в очереди к киоску за Казанским вокзалом. Вдруг толчок в спину, оглянулся – никого из знакомых. Опять толчок.

 

- Что, зазнался? Своих не узнаёшь?

Головатый! Мы обнялись. Александр Терентьевич сильно изменился, постарел, поседела чёрная волнистая шевелюра.

- Зайдём ко мне, я тут рядом, через квартал работаю.

Часа два мы проговорили. И поведал он мне, что Саламбеков несколько дней назад скончался в великой бедности, ухаживала за ним, парализованным, дряхлая тёща, мать первой жены…

 

Из биографии

Борис Саламбеков начал свою трудовую деятельность в Тифлисе, в котором родился. Много лет проработал на Октябрьской дороге. В 1935 г. окончил с отличием ЛИИЖТ. Работал в локомотивном депо Ленинград-Пассажирский-Московский сначала инженером техотдела, потом начальником предприятия. В 1939 г. стал заместителем начальника Октябрьской дороги, а возглавил магистраль в тяжелом 1942-м. В ноябре 1943-го удостоен звания Героя Социалистического Труда.

начал свою трудовую деятельность в Тифлисе, в котором родился. Много лет проработал на Октябрьской дороге. В 1935 г. окончил с отличием ЛИИЖТ. Работал в локомотивном депо Ленинград-Пассажирский-Московский сначала инженером техотдела, потом начальником предприятия. В 1939 г. стал заместителем начальника Октябрьской дороги, а возглавил магистраль в тяжелом 1942-м. В ноябре 1943-го удостоен звания Героя Социалистического Труда.

 

В июне 1946 г. назначен начальником Северо-Западного округа путей сообщения, куда входили девять дорог. В 1949 г. ему присвоено звание генерал-директора тяги 1 ранга.

В 1954 г. Борис Саламбеков – зам. начальника Омской дороги. В 1957-м – начальник этой магистрали.

В 1960 г. возглавил Красноярскую, а после объединения – Восточно-Сибирскую железную дорогу.

На заслуженный отдых ушел с поста начальника Главного управления вагонного хозяйства МПС.

Леонид Поздняк
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31