19 января 2021 14:46

19 января 2021 14:46

фото: Архив совета ветеранов ВЧДР Нижнеудинск

Залп в честь партизанки

Отработавшая 19 лет смазчиком буксовых узлов вагонов и осмотрщиком-автоматчиком Ольга Николаевна Ерохина (в девичестве Лузикова) в годы Великой Отечественной войны была участником партизанского движения в Белоруссии.
На одном из занятий по военному делу в вагонном депо Нижнеудинск в конце 50-х годов переехавшая из города Правдинска Калининградской области девушка удивила осмотрщиков и ремонтников своим знанием устройства винтовки Мосина. А после того как преподаватель продемонстрировал неполный порядок её разборки и сборки, оказалось, что среди них нашлось немало тех, кто эти операции выполнял не хуже.

– Ну, а ты, Ерохина, что прячешься за спины? Покажи, как усвоила урок, – обратился преподаватель к ней.

Ольга глянула на свои ладони, в кожу которых въелся мазут, и, слегка смутившись от мысли, что все присутствующие обратят на них внимание, подошла к столу. Взяла винтовку, повернула её к себе и в считанные секунды произвела разборку, а затем также споро вернула детали винтовки на место.

– Да эта тихоня наверняка на стрелковых курсах занималась, – предположил кто-то.

– А что, если вам посоревноваться? – обратился преподаватель к осмотрщику, подавшему реплику.

– Да запросто!

Соперник, первым взявшийся выполнять упражнение, как оказалось, тоже с винтовкой водил знакомство. Но Ольга и в этот раз удивила всех. Без суеты и напряжения, причём с закрытыми глазами, она снова выполнила сборку и разборку оружия, за что вновь была вознаграждена рукоплесканиями.

Пришла домой, долго не могла заснуть. Душу разбередили мысли о своём пребывании в партизанском отряде, в который была принята бойцом в июне 1942 года. Там тоже были занятия с винтовкой. И не только при дневном свете. Нередко после задания, по ночам, приходилось выполнять чистку винтовки под открытым небом или в землянке, которая освещалась коптилкой.

– Ваше личное оружие – это ваш ангел-хранитель. Цените его, – говаривал командир Георгий Медников.

Своё оружие – а у неё ещё был и трофейный пистолет – Ольга берегла как зеницу ока. И оно её не подвело ни разу.

Первоначально в отряде было 16 человек. Постепенно его численность многократно возросла, и он стал именоваться партизанским полком № 600, подчинённым Кличевскому оперативному центру. Всё в нём было выстроено по армейскому образцу.

Дислоцировался он в Белыничском районе Могилёвской области Белоруссии, на территории которого находилось её родное село Сермяженка.

В течение года в отряде Ольга была единственной девушкой. С партизанами она познакомилась, когда они наведывались к её отцу подправить оружие. А подтолкнули юную сельчанку на этот смелый шаг зверства оккупантов и полицаев, которые устраивали жестокие расправы в сельских поселениях области за пособничество партизанам. Как рассказывала Ольга Николаевна, нелюди в фашистской и полицейской форме не жалели никого. Убивали детей, женщин, стариков. Расстреливали и сжигали живьём, заперев в избах. Так что она постоянно переживала за жизнь своих близких. Однажды каратели вошли в её село. В тот раз родные спаслись чудом. Её младшая сестра тогда спряталась в бочке с квашеной капустой в землянке.

Сначала в обязанности Ольги входило выполнение хозяйственных работ: приготовление пищи, стирка белья и бинтов, заготовка сушняка. Оказавшись в лесу, научилась поддерживать костёр без дыма и так строить шалаш из лесной растительности, что в нём было сухо в любую погоду.

Доводилось быть в охранении отряда. Выполняя задание командования, ходила под видом простушки-крестьянки в разведку и узнавала о наличии неприятелей в деревнях, их количестве, добывала медикаменты.

Одновременно постигала военную науку. Обучилась пользоваться винтовкой, автоматом и пистолетом, метать гранаты. После чего её стали брать на серьёзные задания.

– Мы не позволяли немцам и полицейским угонять в Германию местное население. Мстили за убитых жителей деревень и своих товарищей. Освобождали от врага занятые им населённые пункты, устраивали засады на дорогах, громили фашистские и полицейские гарнизоны, – вспоминала она.

Участвовала Ольга и в операциях по подрыву железнодорожного полотна. Как-то вместе с бойцами роты пустила под откос состав с боевой техникой.

– Помнишь, Оленька, как ты ловко во время ночного боя подползла к сараю, в котором укрылись полицаи, и угостила их гранатой, а после перевязывала мне рану, – восхищённо говорил её непосредственный командир Дмитрий Пантюшенко.

Сказал он это ей, когда в поездке на Дальний Восток во время остановки поезда в Нижнеудинске признал в молодой женщине, идущей вдоль состава с двумя бидонами смазки, свою однополчанку.

Самой Ольге везло. Не получила ни одного ранения. Вот только выходя по болоту из окружения, отморозила пальцы ног.

Некоторое время она была единственной представительницей женского пола в отряде. Но примерно через год в него вступили ещё три молодые девушки.

На протяжении длительного времени после войны Ольга Николаевна поддерживала контакты со многими однополчанами. Вела переписку. Встречалась с ними в Москве, выезжала в Белоруссию.

Несколько десятилетий она также сохраняла связь с двумя австрийскими солдатами, которые сами предложили партизанам свои услуги. Одного звали Фридрих Пиецко. Второго запомнила как Отто. Они снабжали партизан оружием, боеприпасами, медикаментами. На встречи с ними обычно посылалась Ольга.

За участие в партизанском движении она награждена многими медалями и орденами. О своем боевом прошлом говорила редко. И о том, что пережила и как воевала, рассказывала только близким. Если же начинала вспоминать, в её горле возникал спазм, а на глаза наворачивались слезы.

Немало наград у неё и за труд в мирное время.

– На каждом участке работы – сначала в должности смазчицы буксовых узлов, а затем осмотрщика-автоматчика вагонов – работала с полной отдачей. Выявила сотни неисправностей. Свои знания и опыт как наставник передала шестерым молодым работникам, стажирующимся на осмотрщиков, – рассказала председатель совета ветеранов ремонтного вагонного депо Нижнеудинск Валентина Ефременко.

В последнее время сердцем ветеран находилась в Белоруссии. И постоянно задавалась вопросом: как могло случиться такое, что её родине снова выпало проходить через серьёзнейшие испытания?

В минувшее воскресенье Ольги Николаевны не стало. А во вторник в её честь в небо Нижнеудинска был дан залп из автоматов воинов местного гарнизона.
Александр Иванов