06 декабря 2019 01:42

06 декабря 2019 01:42

фото: Пресс-служба ВС ЛУ МВД РФ на транспорте

Когда веришь в каждого товарища

100-летие со дня образования органов внутренних дел на транспорте: сверка результатов работы с задачами дня

За несколько дней до векового юбилея службы в линейном управлении подвели итоги работы за 2018 год. О них мы и попросили в первую очередь рассказать нашего сегодняшнего собеседника.
Денис Моисеев,начальник Восточно-Сибирского ЛУ МВД России на транспорте
Денис Моисеев, начальник Восточно-Сибирского ЛУ МВД России на транспорте

– Денис Петрович, как бы вы охарактеризовали тот комплекс мер, который возглавляемый вами коллектив выполнил для повышения качества оперативно-разыскной, уголовно-процессуальной и профилактической деятельности?

– Мы провели в общей сложности 44 оперативно-профилактических операции и мероприятия, направленных на декриминализацию объектов транспортной инфраструктуры, установление и розыск лиц, совершивших преступления, усиление оперативных позиций.

По вопросам противодействия преступности обеспечено взаимодействие с территориальными органами внутренних дел Иркутской области и Республики Бурятия, ФСБ России, Восточно-Сибирской транспортной прокуратурой, Восточно-Сибирским следственным управлением на транспорте Следственного комитета России и другими государственными надзорными и контролирующими органами. Ведётся взаимный обмен информацией, проводятся совместные мероприятия. Так, установлено 107 лиц, находившихся в розыске за территориальными отделами внутренних дел. Принятые совместно с сотрудниками территориальных ОВД оперативные меры реагирования на сообщения о происшествиях способствовали раскрытию ряда тяжких преступлений.

– Если можно, то приведите пример такого взаимодействия.

– В целях профилактики и раскрытия преступлений в сфере грузовых перевозок, пресечения хищения нефтепродуктов организованы мероприятия с ведомственной охраной ФГП на железнодорожном транспорте. Выявлено 24 преступления, за совершение которых  задержано 33 лица. В ходе совместных рейдов предотвращено 512 случаев хищения грузов, цветного металла и деталей верхнего строения  пути.

Повышенное внимание уделено вопросам обеспечения транспортной безопасности. За 2018 год подразделениями нашего управления принято  и разрешено более 14 тыс. заявлений и сообщений о преступлениях и правонарушениях. К уголовной ответственности за нарушение закона привлечено 1163 лица.

В целях обеспечения личной и имущественной безопасности пассажиров сопровождено более 9 тыс. поездов. Нарядами ППСП в сопровождаемых поездах пресечено 4285 административных нарушений.

И наконец – последнее в перечислении, но не последнее по значению: в зоне ответственности управления не отмечено актов терроризма, экстремизма, массовых нарушений правопорядка.

– Думаю, в данный момент уместно перейти к вопросам по части вашей служебной биографии. Вы возглавили Восточно-Сибирское управление в 2017-м. Для этого вам пришлось переехать из Волгограда – города, где транспортный полицейский сумел уменьшить число пострадавших от террористического акта. Как пережили это событие вы и ваши коллеги?

– Да, в полдень 29 декабря 2013 года на железнодорожном вокзале Волгограда прогремел мощный взрыв. 18 человек убито, десятки пострадали. Но жертв могло бы быть на порядок больше, если бы не бдительность сотрудника транспортной полиции. Дмитрий Маковкин заметил подозрительного человека на входе, попытался его остановить. Мужчина, оказавшийся террористом, увидел идущего к нему полицейского и привёл бомбу в действие перед рамками металлоискателя. Минуй он эту преграду, мощность в десять килограммов тротилового эквивалента рванула бы посреди огромного здания, среди сотен людей.

Полицейский погиб на месте.

– Шок?

– Не люблю я это слово, затаскали его на разных телешоу. Чуть что – «шок». А я был на вокзале за несколько часов до взрыва. Проверял, как ребята несут службу в усиленном режиме. Мы только накануне ввели его, чтобы «обкатать» перед Олимпийскими играми в Сочи.

Вход на вокзал был только через интраскопы, наши сотрудники и служба безопасности железной дороги обеспечивали стопроцентный досмотр.

Как потом выяснило следствие, террорист пытался проникнуть на вокзал дважды. В первый раз ушёл, увидев серьёзную охрану. А потом решился на прорыв… Преступление в итоге раскрыли. Часть бандитов уничтожили в ходе спецоперации на Северном Кавказе, часть задержали и осудили. Мы же вынесли очень серьёзный урок мужества и товарищества. Перед лицом общей беды коллектив был сплочён как никогда. В тот страшный момент ещё больше укрепилась моя вера в личный состав, в коллег, в полицию.

– А теперь прошу вас вернуться в 2017-й. Из привычного и ставшего почти родным города на Волге вы переехали в далёкий и незнакомый Иркутск. Каковы были ваши первые впечатления?

– Сначала захватило дух – от широты и простора, от нереально красивой природы, от многократно возросшей ответственности. Но при этом я ещё и довольно скоро понял: работа транспортной полиции в разных регионах принципиальных отличий не имеет. География лишь расставляет акценты.

– В чём главный акцент службы в Восточной Сибири?

– Для Восточной Сибири железная дорога – это и основное средство перевозки грузов, и важнейший вид транспорта. На некоторых участках стальная магистраль – единственное связующее звено. В пассажирских перевозках очень сильно заметна сезонность. Также распространены так называемые вахтовые перевозки. Зная эти особенности, транспортная полиция постоянно присутствует на самых напряжённых и загруженных пассажирами участках движения – как наружные патрули ППС и группы сопровождения и охраны, так и внедрённые оперативные сотрудники.

Кроме того, совместно с РЖД постоянно ведём профилактическую работу: говорим с гражданами о безопасном поведении в поезде, об ответственности за личное имущество, собственное здоровье и жизнь. И, надо сказать, избранная тактика постепенно начинает приносить плоды: так, в этом году отмечается снижение поездных краж.

– Что воруют?

– Как-то в одном из населённых пунктов вскрыли вагон с кондитерскими изделиями, а потом похищенные печенье и конфеты были буквально в каждом доме. Воруют канцелярские принадлежности, памперсы, краску, детские игрушки – словом, всё, что подвернётся под руку.

Но число таких преступлений постепенно снижается – вместе с усилением охраны подвижного состава.

Другое дело – организованные хищения из подвижного состава. Совершают их в составе групп, в которые зачастую входят сотрудники железнодорожного транспорта. Иногда преступные элементы специально устраиваются на работу на предприятия железной дороги, чтобы получить доступ к подвижному составу, и действуют «изнутри». Деяния преступных сообществ наносят многомиллионный ущерб и перевозчикам, и грузовладельцам. А раскрываются они очень сложно.

– Сложнее, чем контрабанда?

– Я бы не сравнивал. Скажу только, что недавно в суд направили уголовное дело, возбуждённое по признакам контрабанды. Четыре человека, в том числе один гражданин КНДР, незаконно вывезли строевой лес почти на 200 млн руб. На выявление, пресечение и раскрытие этого преступления были направлены усилия целого комплекса правоохранительных структур региона. Территориальные и линейные подразделения ОВД, природоохранная прокуратура, таможня – работали все вместе.

Что хочется сказать в заключение? Мы работаем в соответствии с принципом линейности. Эта неразрывная связь объединяет все подразделения транспортной полиции России. Все мы, коллеги, как одно целое  готовы противостоять преступным посягательствам на объектах транспорта. Хочу пожелать своим сослуживцам здоровья, профессиональной стабильности, верных товарищей на жизненном пути и в целом – процветания органам внутренних дел на транспорте.


Беседовала Регина Иванова

Элемент не найден!