26 сентября 2020 16:48

26 сентября 2020 16:48

фото: Личный архив Александра Банщикова

Когда Байкал был помоложе

Находка железнодорожника может пролить свет на процесс формирования озера в его сегодняшних границах

Обратившийся в редакцию сотрудник Восточно-Сибирского филиала Федеральной пассажирской компании Александр Банщиков не большой любитель давать интервью, но он надеется, что на эту публикацию обратят внимание специалисты в области археологии.
– Александр Григорьевич, расскажите поподробнее о своей находке. Где вы на неё наткнулись и когда?

– Каменные строения в подножье Восточных Саян были найдены мной ещё в 1970 году. Вдоль горы, идущей параллельно реке, расположились прямоугольные строения из скального камня без связующего раствора – так называемая сухая кладка. Крайние строения по периметру были разрушены, поэтому определить количество фундаментов было сложно.

Заняться исследованием этих сооружений я решил в прошлом году. Их оказалось семь. Размеры одного фундамента, который сохранился лучше остальных, таковы: ширина 15 м, длина – 

5,5 м, высота – 1 м. Внутри него находится прямоугольная ниша размером 5,2 м на 3,4 м. Со стороны склона стенка у ниши отсутствует.

Строение идеально прямоугольное. Кладка из необработанного камня, её можно сравнить с современной кирпичной.

– А что можно сказать об остальных шести строениях?

Они находятся слева и справа от того, что описал. Это правильные прямоугольники с ровной поверхностью и той же высотой – в один метр. Между фундаментами – зазор в 150 мм. Под кладкой находится песчаная подушка. При осмотре окружающей местности на предмет строительного материала я сделал вывод, что скальник добывался на склоне горы, примыкающей  к строениям. Материал переносился или скатывался по склону к месту строительства. Масштабы строительства  позволяют предположить, что в нём принимали участие как минимум два десятка мастеров-каменщиков. Думаю, что при тщательном осмотре склона прилегающей горы можно будет обнаружить места добычи строительного материала, каменоломни, пещеры, наскальные рисунки.

– Вы не могли бы сказать поточнее, где это всё находится?

– А зачем? Думаю, что указывать точные координаты сооружений сейчас пользы не принесёт. Нужно сохранить их в первозданном виде для научных исследований.

Могу сказать только, что в настоящее время склон завален упавшими деревьями и практически непроходим. Следы верхних строений на фундаментах не сохранились, хотя не исключено, что это были деревянные срубы.

– Почему вы так думаете?

– В трудах палеонтолога, известного специалиста по пресноводным моллюскам мезозоя и кайнозоя Генриха Мартинсона, которые изданы Академией наук СССР, упоминается, что на берегах заливов древнего озера произрастали лиственные леса: липа, клён, дуб, бук, граб, орешник, ольха и берёза, а склоны гор заселяли ель, сосна, кедр. Из этого следует, что материал для верхних строений был разнообразным, как говорится, на любой вкус. Изобилие разных пород  древесины позволяло изготавливать плавательные средства: плоты, долблёнки, возможно – парусные плоты. Вот его дословное высказывание: «Древний бассейн значительно отличался от современного Байкала как своими глубинами, которые намного уступали современным глубинам озера, так и своими размерами. Весь современный юго-восток, участок от реки Выдриной до Селенги и дальше до речки Сухой, был покрыт водами древнего озера, его заливов. Западная же граница озера, по-видимому, проходила намного восточнее нынешнего западного побережья Байкала».

– Ссылку, пожалуйста.

– Пожалуйста: Москва, издательство Академии наук СССР, 1959 год.

– Получается, что вы, возможно, нашли его исследованиям материальное подтверждение, так?

– И не одно. Вторым доказательством того, что древний Байкал подходил к предгорьям Саянского хребта и, как следствие, к строениям, является скала, расположившаяся посередине  реки, в её выходе на береговую равнину. Размер скалы – 4 на 4 м, высота – метра три. В верхней её части при осмотре были обнаружены рукотворные зарубки размерами 40 на 20 мм, глубиной 25 мм, расположенные практически по одной горизонтальной линии. Зарубки эти появились в результате скалывания породы верхней части скалы, мешающей древним мореходам выходить в большое море и возвращаться  обратно к пристани.

Если спроецировать горизонталь по уровню зарубок на скале и провести её в сторону строений, то она выйдет к подножию пристани. Таким образом мы смоделируем водную поверхность и контуры доисторического залива и, как следствие, поверхность юго-восточного берега древнего озера.

Думаю, что проведение археологических изысканий на этом объекте, позволит по найденным артефактам определить время строительства данного сооружения. И узнать, кто кроме монгольских племён в те доисторические времена населял берега Байкала. Сооружения, построенные по такой технологии, более свойственны европейцам.

И, наконец, можно будет более точно определить возраст озера. На сегодняшний день этот во-прос остаётся открытым. Одни утверждают, что ему 21 млн лет, другие, основываясь на теории, утверждающей, что пресноводные озёра через 10–15 тыс. лет нагреваются, зарастают и  превращаются в болото, – дают Байкалу 8 тыс. лет.

– Чем, по вашему, вызвана такая разница в оценках?

– Серьёзное изучение проблем возникновения Байкала началось, по меркам науки, совсем недавно – в конце XVIII века, с сибирской экспедиции Петербургской академии наук. Выдвигалось множество версий возникновения озера. О чём говорит та, которая считается общепринятой? О том, что озеро тектонического происхождения, поскольку находится в древней котловине, образованной в результате разлома земной коры. Это объясняет его большую глубину. Очертание озера – продолговатое – соответствует разлому.

То есть, как образовалось озеро, практически понятно. Но не менее важный вопрос – о том, когда закончило своё существование доисторическое озеро и образовалось современное.

Академик АН СССР Владимир Обручев написал в изданной в 1948 году книге «Мои путешествия по Байкалу» следующее: «Во вторую половину третичного периода на месте южной части озера уже была впадина, заполненная водой, в которой отложились   верхнетретичные  угленосные отложения, это, по-видимому, был зародыш современного Байкала».

Из этого следует, что древнее озеро по своей конфигурации, размерам и глубинам сильно отличалось от того, которое мы привыкли видеть на современных картах. Имея теоретические предположения известных советских учёных, можно смоделировать  очертания древнего Байкала, подходившего своими заливами к подножию Хамар-Дабана.

Найденные каменные строения находились в предгорье. Сложно было объяснить, по какой причине древние строители выбрали это место. Но теперь понятно, что предгорные береговые равнины в те далёкие времена находились под водами залива и этот залив по прилегающей к реке неширокой долине заходил километра на полтора вглубь гор, подходя вплотную к городищу.

Быстрая горная река при впадении в залив теряла скорость течения, превращаясь в тихо текущий плёс, вполне пригодный для выхода в доисторическое озеро и захода обратно к стоянке.

– Допустим, это интервью прочитали те, на кого вы возлагаете свои надежды. Как они вас найдут?

– Мой адрес у вас в редакции есть. А номер телефона у меня такой: 8 924 708 30 23.


Беседовал Владимир Шадрин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30