29 мая 2020 19:32

29 мая 2020 19:32

фото: youtube.com

Как происходило становление общественного института дозорных

Отдельные аспекты развёрнутого в 60-х годах движения на первых порах признавали не все машинисты. Однако вскоре многие из нас увидели, что оно способно реально влиять на положение с безопасностью движения поездов.
Впервые об общественном контроле в депо Слюдянка заговорили в 1963 году. Его внедрение на железнодорожном транспорте объяснялось многими недостатками в нашей работе. Часто происходили остановки в пути следования. Допускались крушения. Не все приказы доходили до рабочих.

Весной того же года в локомотивном депо Слюдянка состоялось первое совещание о внедрении общественного контроля среди наших бригад. Сведения о нём изложил начальник локомотивного отдела Иркутского отделения дороги Борис Николаевич Буйвид. Он предложил нам новый способ взаимных проверок. Впервые в истории депо предполагалось завести книгу записи по безопасности в продвижении поездов. Председателем совета по безопасности был избран, а точнее – назначен, машинист-инструктор Андриян Павлович Луковников.

Новость о внедрении общественного контроля обрадовала не всех. Машинист Иван Яковлевич Шупруто увидел в нём поощрение не самых лучших человеческих качеств:

– Сегодня я наябедничаю на тебя, а завтра ты на меня. А потом раздерёмся. И кто нас тогда будет разнимать? Зам по эксплуатации Иван Иванович Казаков? Или инженер по безопасности Геннадий Михайлович Леонов?

Тогда эти вопросы вызвали в зале дружный смех.

Заниматься этой деятельностью мне пришлось в течение восьми лет. На заседании месткома депо меня попросили поработать председателем совета по безопасности движения поездов руководители депо. Попросили с оговоркой: «Хотя бы временно». И поскольку в это же время произошло моё назначение машинистом-инструктором по теплоэнергетике, отказываться было неудобно. Я согла-сился.

На следующий год произошло новое назначение – машинистом-инструктором локомотивных бригад. Но от работы по общественному контролю не освободили, и мне пришлось ещё более плотно заниматься этими делами. Тогда при назначении на общественную работу обыкновенно обещали многое, но в части помощи и поошрения всё оказывалось значительно скромнее.

Через мои руки прошли многие вопросы безопасности в продвижении поездов. После книги замечаний в производство был включен осмотр локомотивов после выхода с ремонта и с пункта технического осмотра. На совете безопасности начались разборы нарушений, которые допустили локомотивные бригады, – с вызовом в депо работников других служб узла. Много полученных замечаний было переработано с участием тех, кто трудился в других депо и в отделах отделения до-роги.

Критикой дело не ограничивалось. Разработанные нами рекомендации впоследствии становились рабочими документами. 

Руководство депо требовало, чтобы разборы на планёрном совещании проводились еженедельно – каждую среду. Между тем из-за отмены отраслевой надбавки на предприятии начался отток кадров. Сложилась тревожная обстановка с формированием локомотивных бригад. Люди вырабатывали по полторы нормы. Об этом знали руководители и отделения, и дороги.

Начальник депо Владимир Васильевич Торбин лично попросил, чтобы я по средам не выезжал на линию, а проводил разборы и докладывал в присутствии виновных. И это, как мне казалось, давало неплохие результаты. Часто вызывали по нарушениям инструкций МПС и руководителей узла. А начальники станции Слюдянка получали предупреждения о необходимости присутствия на таких совещаниях.

Много было в ту пору сделано для наведения порядка в локомотивной и других службах Иркутского и Улан-Удэнского отделений. Часто проводились совещания в управлении дороги. На предприятиях узла вскрывались все факты нарушений у движенцев, путейцев, связистов, локомотивщиков.

Хорошо работали мои товарищи по службе Юрий Гаврилович Киселёв, Юрий Александрович Курышев, Александр Александрович Каханович, Михаил Иванович Дмитриев, Георгий Иванович Красиков, Пётр Захарович Шошкин и другие. Это были мои верные помощники.

Общественный контроль за безопасностью движения – это форма отношений человека к государственному имуществу. Здесь не должно существовать разделения на «моё» и «не моё». Чтобы жить хорошо, надо быть дисциплинированным и честно относиться к взятым на себя обязательствам.

Не надо забывать, что транспортная инфраструктура постоянно подвержена колебаниям. И путь, и контактная сеть изнашиваются. Всё здесь должно быть крепким и надёжным, как сказал на одном из планёрных совещаний тогдашний руководитель ВСЖД Борис Константинович Саламбеков.  


Василий Пуляев, ветеран ВСЖД г. Слюдянка
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30