17 мая 2021 16:05

17 мая 2021 16:05

Выжить вузу помогли нестандартные решения

В понедельник, 8 марта, исполнилось 90 лет почётному профессору ПГУПСа, почётному железнодорожнику Владимиру Павлову, возглавлявшему старейший транспортный вуз страны в очень непростой для него период – 1989–1999-е – годы государственных реформ и преобразований, когда наука осталась практически без государственной поддержки.

– Владимир Егорович, как Вам удалось сохранить институт в тот период?

– Мы составили план внебюджетного финансирования, вклю­чавший в себя целый ряд пунк­тов. Например, создали институт повышения квалификации транспортных специалистов. При­влекли студентов-иностранцев. С разрешения МПС ввели плату для студентов, не прошедших по конкурсу, но изъявивших желание учиться в инс­титуте. Устроили гостиницу не только для командированных, но и для туристов. И конечно, расширили спектр научно-исследовательских работ, которые были и раньше, но при мне их объём увеличился в 2,5 раза. Полученные средства мы направили, главным образом, на оплату коммунальных услуг, содержание лабораторий, техники, на срочные ремонтные работы.

– Среди преподавательского состава была тогда текучесть кадров?

– Случаи ухода были единичными, в основном на пенсию. Мы смогли сохранить достойный уровень оплаты труда, так как часть доходов направляли на зарплату профессорско-преподавательского состава, которую не задержали ни разу.

– Расскажите, каким был Ваш путь от студента до ректора?

– Через аспирантуру. По окончании ЛИИЖТа по направлению меня отправили на Дальневос­точную железную дорогу, ведь я родом из Уссурийска, где всю жизнь посвятил работе на Уссурийской дороге мой отец. Это он хотел, чтобы я учился в Ленинграде. Там я проработал полтора месяца и отправился поступать в аспирантуру. Затем были кандидатская и докторская диссертации, был завкафедрой теоретической механики, деканом эксплуатационного факультета, проректором по научной работе и ректором.

– Что Вы считаете своим наибольшим научным достижением?

– Мои предложения по крупным сортировочным горкам, сформулированные в докторской диссертации, которые были внедрены на станции Ленинград-Сортировочный-Московский. А потом я перешёл на изучение истории железнодорожного транспорта – меня ещё со школы привлекали история и география.

– Каково сейчас соотношение ваших работ по основной специальности и по истории?

– Из 502 публикаций – примерно 50 на 50. Из исторических – монография о Бетанкуре, ведь четыре раза был в Испании, в том числе и на Тенерифе – родине Бетанкура. По приглашению Сиднейского университета побывал в Австралии на открытии памятника Николаю Николаевичу Миклухо-Маклаю, чей отец Николай Ильич Мик­луха был выпускником ИИПС в Петербурге. Писал книги и статьи, в том числе и в «Октябрьской магистрали», о Петербурго-Московской и Царскосельской железных дорогах, о корифеях транспортной науки Д.И. Каргине, Н.П. Пет­рове, Ф.П. де Воллане, А.А. Яблонском и других выдающихся инженерах. Есть у меня книги о Пушкине и Лермонтове, изучал родословные других замечательных россиян.

– Вы преподавали в ПГУПСе более 60 лет. Какие, на Ваш взгляд, сейчас самые значимые проблемы в техническом образовании?

– Проблема одна: поддержание спроса на специалистов, чтобы те, кого мы готовим, не уходили в другие отрасли. Федеральному агентству железнодорожного транспорта нужно заняться планированием на 5 лет или даже более длительный период. И тогда наука, а значит, и отрасль, будет развиваться семимильными шагами!

Беседовал Алексей Островский