14 июля 2020 08:47

14 июля 2020 08:47

фото: из книги «от Царскосельской до Октябрьской»

Дорога на спасительный берег

Любопытный документ, проливающий свет на то, как в годы Великой Отечественной войны было организовано содержание железнодорожного пути на участке Ленинград – Ладожское Озеро, обнаружен в одном из архивов Санкт-Петербурга.
Эта пригородная ветка, до войны очень мало загруженная, в годы блокады Ленинграда оказалась единственной связующей ниточкой города с Большой землей. На эту линию легла основная нагрузка по эвакуации населения и доставке военных грузов.

В воспоминаниях многих детей блокады есть строки о том, как добирались они вместе с родителями до Финляндского вокзала, садились в поезд и ехали на нём до станции Ладожское Озеро. А уже там пересаживались в баржи или машины и отправлялись на спасительный восточный берег Ладожского озера. Некоторые блокадники рассказывают, что поезд шёл всю ночь и прибывал только на рассвете. Конечно, в условиях военного времени могло быть всякое. Но всё же вопрос возникал: почему же так медленно ходили поезда?

Оказывается, к весне 1942-го путь на участке Ленинград – Ладожское Озеро пришёл в крайне изношенное состояние. Книги дежурного по Ленинград-Финляндскому отделению изобиловали записями машинистов о боковых и вертикальных толчках, грубых перекосах, следовательно – о большой опасности для движения поездов. Всё это направление находилось на обслуживании 15-й дистанции службы пути Октябрьской железной дороги, контора которой располагалась на станции Ржевка.

За самую трудную первую блокадную зиму 1941–1942 годов дистанция потеряла около 150 человек. Заниматься текущим содержанием и ремонтом пути было практически некому.

Из найденных документов мы узнаём, что 29 марта 1942 года около четырёх часов утра станцию Ржевка начала обстреливать вражеская дальнобойная артиллерия. На станционных путях в этот момент находились несколько вагонов с взрывчатыми грузами. Прямым попаданием артснаряда были разрушены два вагона и десятки метров нескольких путей. Работники Ржевского околотка сразу же принялись восстанавливать пути. Но за первым взрывом последовал второй – ещё более мощный. Сила его оказалась настолько велика, что взрывная волна дошла аж до Финляндского вокзала. А на самой станции разразилась настоящая катастрофа. Были уничтожены все путевые устройства, дистанционные мастерские со всем имею­щимся оборудованием, спец­одежда в кладовой, две отдельно стоя­щие дрезины, а также многие станционные, путейские и городские постройки в радиусе 200–300 м.

В это утро погибли почти все рабочие, находящиеся на путях, а также начальник дистанции пути С.Н. Львов, который между первым и вторым взрывом выполнял восстановительные работы на шестом пути. В живых остался лишь дорожный мастер первого околотка Погодин, который перед вторым взрывом ушёл в кладовую за инструментом.

После этой трагедии 15-я дистанция пути осталась без руководства. Заместитель погибшего начальника дистанции Д.И. Иванов получил сильную контузию, и работать не мог. Ситуация – перерыв в движении на единственной ветке для подвоза продовольствия в блокадный Ленинград – требовала немедленного принятия мер. На станцию Ржевка прибыли заместитель начальника дороги И.А. Сергеев и начальник службы пути А.С. Кананин. Через несколько дней назначили нового начальника дистанции пути – М.Ф. Чурилова.

Первое, что сделал новый руководитель после восстановления движения по станции Ржевка – прошёл пешком весь путь до станции Ладожское Озеро. Его заключение было однозначным: участок целиком и полностью находился в аварийном состоянии. Текущее содержание Ладожского узла затруднялось из-за загромождения путей прибывающими грузами, а также вследствие езды по станционным путям машин, тракторов и танков.

Исходя из объективной картины состояния рельсошпального хозяйства, служба пути выделила дистанции большое количество материалов верхнего строения пути. На линейные участки поступили рельсы, стрелочные переводы разных типов, накладки, подкладки, противоугоны, новые шпалы, песчаный балласт. Из Ленинграда ежедневно прибывали сотни рабочих.

К началу июня 1942 года уже было заменено 95 остродефектных рельсов, 6844 штук шпал, уложено семь комплектов стрелочных переводов, установлено 1800 накладок, выправлено и отрихтовано 32,5 км пути, сделано многое другое.

Полное восстановление путевого развития станции Ржевка – до довоенной схемы – выполнялось в течение всего летнего сезона 1942 года. Позднее многие работники этой дистанции за свой самоотверженный труд были отмечены в приказе начальника дороги Бориса Саламбекова.

«Рабочие и командиры 15-й дистанции службы пути, – говорится в документе, – находясь ещё в сильно слабом состоянии из-за перенесённого голода, не считаясь ни с чем, а зачастую и с жизнью, с честью выполнили поставленную перед ними задачу приведения линии Ленинград – Ладожское Озеро в исправное состояние, допускающее движение поездов без ограничений скорости. За 1942 год дистанция проделала большую работу и подготовила хозяйство к зиме 1942–1943 годов».

До прорыва блокады Ленинграда и постройки Дороги Победы оставались ещё долгие месяцы. Поэтому линия Ленинград – Ладожское Озеро продолжала нести на себе тяжелейшую нагрузку по доставке продовольствия и военной техники. Но теперь она находилась в совершенно другом – надёжном – техническом состоянии.

Ну, а чем же закончилась история с расчисткой станции Ржевка? В течение трёх дней – с 4 по 7 апреля 1942 года – оставшимися в живых работниками 15-й дистанции пути производилась откопка трупов погибших товарищей. Из-под тяжёлых завалов извлекли тела пятнадцати человек. Все они были с почестями похоронены на кладбище рядом со станцией.

Татьяна Куценина