09 апреля 2020 01:42

09 апреля 2020 01:42

фото: иван куртов

Блокадный Новый год стал самым счастливым

Яков Михайлович Митник – научный сотрудник и экскурсовод Центрального музея железнодорожного транспорта РФ. Ему 82. Он пережил блокаду, будучи ребёнком, но в его памяти осталось много воспоминаний о тех далёких днях.
«Когда началась война, мне было четыре года, – рассказывает он. – Помню, в июне 1941-го мы с двухлетним братом Лёней поехали отдыхать на дачу в Пестово. Помню тёплый солнечный день. Мы играли на веранде, когда к нам в слезах подбежала мама: на дачу из Ленинграда ехал папа, но едва поезд подошёл к перрону, началась бомбёжка. К крыльцу дачи папа подошёл спустя часа два».

Отец Якова Михайловича – Михаил Яковлевич Митник – участник Гражданской войны. Его, получившего серьёзные травмы во время сражения – практически не действовала правая рука – на фронты Великой Отечественной не мобилизовали. На предложение эвакуи­роваться вместе с семьёй летом 1941-го глава семьи ответил отказом, и продолжил трудиться на машиностроительном заводе имени В.И. Ленина.

«Мы жили в огромной коммунальной квартире, вместе с 30 другими жильцами, на улице Каляева (ныне Захарьевская), – вспоминает ветеран. – Сначала при каждом звуке сирены, предупреждающем о бомбардировке, всей семьёй спускались в убежище. А потом у родителей, отдававших нам с братом большую часть пайка, просто не осталось сил спускаться по лестнице с пятого этажа. И когда начинался очередной налёт, мы просто прятались под кровати. По большому счёту, кровать нас, конечно же, не спасла бы. Но нам сильно повезло: ни один снаряд не попал в наш дом».

Яков Михайлович хорошо помнит, как бомбы разрушали соседние строения, эти прекрасные произведения дореволюционной архитектуры. А ещё человека, оставшегося под обломками.

«Мы с папой и братом проходили мимо упавшего под бомбёжкой дома, под руинами виднелась старая железная кровать и свесившаяся с неё нога, – рассказывает он. – Всё тело было завалено обломками здания, но эту ногу я запомнил навечно».

Несмотря на бесконечные бомбардировки и голод, жизнь блокадников не была нарисована только чёрными красками. В канун нового 1942 года Михаилу Яковлевичу, работавшему начальником конструкторского бюро на заводе, в качестве премии выдали две плитки столярного клея. А мама, перетряся все довоенные запасы, нашла в одном мешке горстку крупы, в другом – щепотку муки. Смешав всё это со столярным клеем, сварила похлёбку.

«В череде голодных дней этот праздничный ужин показался нам таким вкусным, а сам Новый год таким ярким и счастливым, что я до сих пор считаю его одним из самых светлых моментов своей жизни», – говорит Яков Михайлович.

…Вот Яков с братом и папой идут к Неве набрать воды. На льду лежат люди. Умерли они или живы, но просто поскользнулись, когда спускались к воде? Тогда не было сил это выяснять. Но эта картинка навсегда, словно фотография, врезалась в память.

«Блокада – не только голод, но и холод, – продолжает Митник. – Ленинградцев спасали только печки-буржуйки. Зимой, чтобы найти дореволюционные дымоходы, отец простукивал стены коммуналки. Это были основательные, толстенные перегородки. Найдя полость, он установил долгожданную буржуйку, появление которой стало праздником для всей семьи».

В марте 1942-го семья была эвакуирована по льду Ладожского озера во Фрунзе. Вскоре после окончания войны все Митники вернулись в Ленинград. Здесь Яков окончил школу и в 1955 году поступил в ЛИИЖТ, на электротехнический факультет. Получив диплом, всю свою жизнь он связал с железной дорогой. Сначала работал в строительно-монтажном поезде, а затем в ряде проектных институтов, где принимал участие в проектировании и строительстве различных систем перегонных и станционных устройств автоматики и телемеханики: от полуавтоматических маршрутно-контрольных устройств (МКУ) Наталевича, системы КБ ЦШ МПС до маршрутно-релейной централизации (МРЦ).

В 1992-м Яков Михайлович стал заведующим отделом автоматики и связи Центрального музея железнодорожного транспорта РФ. Здесь же получил звание ветерана труда. Несмотря на свои годы, он продолжает верно служить Октябрьской дороге. Ведь ему, и как экскурсоводу, есть что сказать посетителям. Он знает историю железных дорог, много лет отдал магистрали, и что очень важно – был свидетелем тяжёлых блокадных дней.

Елена Харламова