24 февраля 2020 20:30

24 февраля 2020 20:30

фото: архив семьи воробьёвых

Рисунки из блокады

Эти рисунки в 1941–1942 годах нарисовал ленинградский мальчишка. Когда началась блокада, Жене Воробьёву было 11 лет. Все 900 страшных дней он с родителями, бабушкой и дедушкой провёл в осаждённом фашистами Ленинграде.
До войны мальчик занимался в кружке рисования во Дворце пионеров на Невском проспекте. На первых страницах альбома – буйные южные краски: впечатления от поездки на море в начале июня 1941-го. Они резко сменяются грозными военными сюжетами, созданными карандашом, пером и акварелью. Зарисовки ленинградских улиц, картины воздушных и танковых боёв и морских сражений. Большинство работ, подписанных детским почерком, нарисованы в самое тяжёлое время – первую и вторую блокадную зиму. Позже, в 1943-м, бумаги, видимо, уже не было: только один рисунок датирован 1944 годом.

Женя тушил на крышах зажигательные бомбы, даже попал в кадры одной из документальных кинохроник, работал в огородничестве при Доме учёных: все сады и газоны голодающего города распахали под огороды. А ещё, как и все ленинградцы, возил домой на санках воду с Фонтанки. Евгений Воробьёв был в числе ста мальчишек и девчонок, которых в 1943 году наградил медалью «За оборону Ленинграда» адмирал Владимир Трибуц. Этой медалью мальчик очень дорожил. Потом у него было много трудовых наград, но он всегда носил именно её.

Отец Жени – архитектор Александр Иванович Воробьёв, автор проекта железнодорожного вокзала на станции Белоостров, построенного в 1934 году, и многих других зданий. По роду деятельности он как эксперт был оставлен в запертом немцами городе, чтобы наблюдать за стратегически важными зданиями и сооружениями. Например, ленинградское метро строилось ещё до начала войны, но запустить его не успели.

В блокаду умер Женин дед. Остальным членам семьи удалось выжить, во многом благодаря дисциплинированности отца, который поровну делил хлеб между всеми, не давая ни больше ни меньше.

Казалось бы, так далеко война – но вот она, рядом с нами, глазами рано повзрослевшего мальчишки. Эти чудом сохранившиеся рисунки из блокады нигде прежде не публиковались и не выставлялись. Они бережно хранятся в семейном архиве дочери Евгения Воробьёва, сотрудницы редакции газеты «Октябрьская магистраль» Янины Фролковой. После войны её отец собирался поступать в Академию художеств, но волею судьбы стал учиться в Ленинградском институте точной механики и оптики. Профессор, доктор технических наук, академик четырёх академий наук, в том числе международной, автор множества монографий, Евгений Александрович Воробьёв до последних своих дней преподавал и заведовал кафедрой в Санкт-Петербургском государственном университете аэрокосмического приборостроения. И никогда в жизни больше не рисовал…

Наталья Александрова