26 января 2020 02:33

26 января 2020 02:33

фото: иван куртов

Сортировка по-русски

Европейские технологии, внедряемые в России, дорабатывались под местные условия


В России 140 лет назад было положено начало разделению сортировочной и грузовых работ.
В конце 1870-х в нашей стране практиковалась самая старая система сортировки, когда вагоны прибывшего на главный путь товарной станции состава при помощи маневровых паровозов расставлялись по параллельным путям в зависимости от их назначения. Это была наименее совершенная система. Куда как перспективнее выглядела сортировка при помощи поворотного круга. Но самым быстрым, дешёвым и безопасным оказался способ сортировки с помощью уклонных вытяжных путей. Суть его заключается в том, что вагоны подаваемого под уклон (желательно 9–10 мм на 1 метр пути) состава сами раскатывались по сортировочным путям.

Впервые это подметили в Германии и Англии ещё в середине XIX века, затем способ распространился во Франции, Бельгии, Швейцарии. В России к нему пришли не от хорошей жизни. На Николаевской железной дороге во второй половине 1870-х значительно усилилось движение: если среднесуточное число вагонов в 1876 году составляло 6,4 тыс., то в 1877-м уже 8,7 тыс. В итоге, если в самое светлое время года товарная станция дороги с трудом справлялась в сутки с тысячью вагонов, то теперь ей постоянно предъявлялись 1200 вагонов и больше. Выход был один: отделение сортировочной работы от грузовой.

Горячим поклонником указанного способа сортировки стал директор Николаевской дороги Иван Кениг. И на общем собрании акционеров Главного общества российских железных дорог (которому принадлежала наша магистраль), состоявшегося в мае 1878 года, было решено строить сортировочную станцию. В Саксонию за опытом был отправлен инженер. Поскольку вблизи товарной станции свободного места не нашлось, сортировку решили отнести к 6–8-й версте дороги. И уже во второй половине года под руководством молодого инженера Петра Штейнгарда был выстроен парк для сортировки вагонов, прибывавших в город на Неве. Наряду с сортировочными путями построили главную контору, казармы для тормозильщиков и 15 постов для управления стрелками и сигналами с помощью замыкающих аппаратов системы Саксби-Фармер. Парк был введён в эксплуатацию в начале 1879 года, другой, для сортировки вагонов, следовавших в противоположном направлении, закончили позже; впрочем, достройка станции продолжилась и в 1880 году.

Увы, добиться того же, что и в Западной Европе, эффекта россиянам не удалось. Система Саксби-Фармер оказалась чересчур сложна, кроме того, наши вагоны не имели тормозов. Поэтому многие составы, например, с живностью, овощами и фруктами, продолжали сортировать на товарной станции. Из-за этого же значительно увеличилась стоимость ремонта вагонов – с 800 руб. в 1878 году до 12,5 тыс. руб. в 1881-м, а необученность персонала привела к большому количеству несчастных случаев. Большая протяжённость сортировочных путей – более 24 тыс. погонных саженей способствовала увеличению меневровых работ. В итоге, если сходная по структуре с нашей станция Шелдон в Анг­лии при длине путей в 8,5 тыс. погонных саженей сортировала в день около 6 тыс. осей, то наша – всего 3 тыс. Сортировка одного вагона англичанам обходилась в 5 коп. (как и в других европейских странах), россиянам же – более 1,17 руб., т.е. на 33 коп. дороже, чем в 1878 году.

Не успела заработать в полную мощность петербургская сортировочная станция, как ГОРЖД приступило к устройству сортировочных парков на станциях Тосно и Любань, а на 7-й версте от Москвы, вблизи товарной станции Сокольники, Рязано-Уральская железная дорога начала строительство своей «сортировки». И, конечно же, она повторила недочёты питерской. Но при всём том главного – значительного увеличения пропускной способности товарных станций – всё же удалось добиться. А дальнейшие технические нововведения привели и к повышению эффективности работы до европейского уровня.

Алексей Островский

Элемент не найден!