12 декабря 2019 22:21

12 декабря 2019 22:21

фото: иван куртов

И смешно, и немного грустно

За годы долгой карьеры одному из начальников ОЖД доводилось бывать в самых разных ситуациях

Анатолий Александрович Зайцев – в отечественных железных дорогах фигура знаковая. Он прошёл огромный производственный путь – от кочегара паровоза до министра путей сообщения. А сейчас возглавляет объединяющий несколько предприятий и организаций кластер «Российский Маглев», задача которого – развивать в нашей стране магнитолевитационное движение. По мнению многих специалистов, это будущее железнодорожного транспорта.
Накануне Дня железнодорожника 79-летний ветеран поделился своими воспоминаниями с корреспондентом «Октябрьской магистрали».

Прокатиться на «хоботе»

– Я много лет придерживаюсь принципа: чтобы хорошо работать, надо стараться работать весело, – говорит Анатолий Александрович. – На железной дороге порой случаются неприятности, неожиданно возникают серьёзные проблемы. Когда проводил в такие дни совещания, видел, что подчинённые сидят с уксусным выражением на лицах. «Ну что вы так приуныли, – говорил я им. – Не последний же день живём». После чего люди несколько расслаблялись, начинался деловой разговор, который помогал найти выход из сложной ситуации.

Этот принцип я выработал ещё в молодости. Помню, на практике в Кандалакше одному из студентов поручили заправить водой тендер паровоза. Для тех, кто не знает, поясню: в конструкцию гидроколонки высотой шесть метров входит так называемый хобот, который вращается по кругу. Студент забрался на паровоз и направил хобот в тендер. Находящийся внизу помощник машиниста открыл вентиль, в тендер пошла вода. Когда процесс завершился, сокурсник сел на хобот – решил на нём прокатиться. К счастью, упал он с небольшой высоты.

Иногда лучше молчать

– Сразу после распада СССР первым министром путей сообщения России был назначен очень известный в нашем профессиональном сообществе человек – Геннадий Матвеевич Фадеев. Я в ту пору занимал должность начальника Октябрьской железной дороги. Дела в министерстве шли не очень хорошо, готовилась коллегия, которая обещала быть напряжённой. Геннадий Матвеевич в таких ситуациях в первую очередь подвергал резкой критике начальников относительно успешных дорог, прерывая их выступления. Разведка донесла, что меня ждёт именно такая участь. Как быть? Один из моих заместителей предложил, дескать, давайте представим ваш доклад в виде графиков, показатели-то у нас неплохие. А вам и говорить почти ничего не придётся.

Начинается коллегия. Министр – хмурый, мол, все работаем плохо. А потом командует: начальник Октябрьской дороги – на трибуну. Я выхожу и раскладываю один за другим все графики. Геннадий Матвеевич смотрит-смотрит на них и наконец говорит: да, всё более или менее нормально, к графикам не придерёшься.

На проводе – Березовский

Министром путей сообщения я стал в августе 1996 года. Вскоре в моём кабинете раздался телефонный звонок: на проводе заместитель секретаря Совета Безопасности России Борис Березовский:

– Анатолий Александрович, нам надо с вами встретиться и побеседовать.

– Борис Абрамович, у вас есть какие-то вопросы к работе министерства путей сообщения? – спрашиваю я.

– Нет. Но встретиться нужно.

– Хорошо. Я жду вас в любое удобное для вас время в министерстве.

Заместитель секретаря Совета безопасности так и не появился в моём кабинете. Я догадывался, к чему он клонил. Хотел провернуть в МПС ту же афёру, что и в Аэрофлоте, со счетов которого были похищены гигантские суммы в валюте. Я отказался и от визита в так называемый Дом приёмов Логоваза, где Березовский «работал» с руководителями российских министерств. После этого мой заместитель сказал: надолго вы здесь не задержитесь. Так оно и получилось. В апреле 1997 года недавно назначенный на должность первого заместителя главы правительства Борис Немцов сказал мне: к вашей работе претензий нет, но мы хотим видеть руководителем МПС другого человека.

«Советы» от МВФ

Однажды я ознакомился с докладом, подготовленным Международным валютным фондом. Там говорилось, что России не рекомендуется развивать морской и железнодорожный транспорт.

Дескать, для перевозки грузов морем выгоднее фрахтовать зарубежные теплоходы. А в качестве альтернативы железным дорогам нам предлагали строить автомобильные трассы. Мне трудно судить о том, прислушалось ли российское правительство к этим рекомендациям, но очевидно: в нашей стране темпы развития железнодорожного транспорта должны быть выше. Вот лишь один факт. За период с 1991 по 2016 год в России было построено меньше дорог, чем в СССР и царской России строили за один год.

Давид Генкин

Элемент не найден!