25 июня 2019 00:18
фото: личный архив сергея шикова

Тушёнка замерзала в миске

На строительстве БАМа военные-железнодорожники работали в тяжелейших условиях

Конкурс «Даёшь БАМ!», объявленный редакцией «ОМ», пользуется большой популярностью: мы получаем воспоминания строителей магистрали. Сегодня мы продолжаем публикацию наиболее интересных из них, присланных для участия в номинации «Это было так». Автор текста – инженер отдела администрирования и управления проектов по скоростному движению поездов ОЖД Сергей Шиков.
Военную службу я проходил на Байкало-Амурской магистрали, в железнодорожных войсках. Служил по призыву, хотя к тому времени уже окончил Куйбышевский институт инженеров железнодорожного транспорта (ныне Самарский государственный университет путей сообщения). Дело в том, что в институте не было военной кафедры.

У меня имелась возможность проходить службу за границей, но я попросил военкома направить меня в железнодорожные войска. Сказал, что хочу строить БАМ, ведь будучи студентом в составе стройотряда выезжал на эту магистраль и очень полюбил те далёкие края.

Краткая историческая справка: идею строительства БАМа российские специалисты обсуждали ещё в предпоследнем десятилетии XIX века. Однако фактически работы начались только в 1938 году и уже вскоре были приостановлены: началась Великая Отечественная война. Строительство продолжилось только в 1974-м. Интересный факт. Во время службы на БАМе мне не раз встречались опоры разрушенных временем мостов, которые соорудили в довоенные годы.

В 1978 году в составе Главного управления железнодорожных войск министерства обороны было создано Управление по строительству БАМа и железных дорог Востока. Оно осуществляло контроль над ходом и качеством строительства.

Передислокация воинских частей и соединений на Байкало-Амурскую магистраль проходила в крайне сложных условиях: случалось, столбик термометра опускался до отметки −50° С. В эти жуткие холода нужно было быстро обустраиваться на новых местах, сразу же приступать к строительно-монтажным работам. Во время ремонта столовой мы питались в палатках. Каждому выдавали миску горячей каши и банку консервов «Завтрак туриста». Мы открывали её штык-ножом, смешивали содержимое с кашей и быстро съедали. Небольшое промедление приводило к тому, что это блюдо полностью замерзало.

На БАМе я служил с апреля 1979 года по ноябрь 1980-го. Молодым бойцом я прошёл почти всю восточную часть трассы, а затем меня перевели в штаб 35-й Тындинской бригады 35-го корпуса железнодорожных войск. Занимал должность старшего инженера, получал в месяц чуть более трёх рублей. Проверял отчёты главных инженеров батальонов по выполненным работам, ежедневно готовил сводку для командира бригады и командира корпуса.

Какое-то время исполнял обязанности секретаря комсомольской организации бригады. Пытался воспитывать «дедов», так тогда называли старослужащих, хотя это было довольно сложно. Они строили мне всякие козни, на которые я, впрочем, не обращал внимания.

Однажды я чуть не погиб, впрочем, «деды» здесь ни при чём. Дело было так. Помощник дежурного по бригаде разряжал пистолет. Вынул из него магазин, взвел оружие, а затем почему-то направил его в мою сторону и сделал контрольный спуск. Капитан, вероятно, был уверен, что патрона в патроннике нет. Однако прозвучал выстрел. Я, к счастью, успел отскочить, но на мне, как и на вбежавшем тут же майоре – дежурном по бригаде, не было лица. Майор поблагодарил меня за такую прыть и настойчиво просил молчать об этом инциденте.

Конечно, в моей службе было много и радостных моментов. Помню, как-то вызвал меня помощник начальника политотдела бригады по комсомольской работе и показал книгу командующего железнодорожными войсками, одного их организаторов и руководителей строительства БАМа генерал-полковника Алексея Михайловича Крюкова. Товарищ капитан сказал, что я, как комсомольский вожак, всегда должен иметь под рукой этот труд. Попросил капитана подождать и через несколько минут вернулся с такой же книгой, но уже с автографом автора. Ранее я получил её на слёте передовиков железнодорожных войск. Узнав об этом, капитан смущённо замолчал.

А сколько на БАМе было встреч с известными людьми, героями войны и труда, олимпийскими чемпионами, выдающимися артистами! На фестивале авторской песни «Огни магистрали» выступал знаменитый американский певец Дин Рид. Наше командование вручило ему нагрудный знак «60 лет железнодорожным войскам». Сцена по форме напоминала гитару. Дин Рид исполнял песню из кинофильма «По следу тигра». И пел не один. Выйдя на сцену, он сказал: «Я хочу спеть эту песню вместе с теми, кто любит пить водку, знаю, что среди вас таких немало». Едва зазвучали первые аккорды, как стали подпевать почти все присутствующие…