15 декабря 2019 00:47

15 декабря 2019 00:47

фото: иван куртов

Красота и экономия

Профессиональные качества инженеров путей сообщения помогли Северной Венеции обрести прекрасные набережные

Очарованию набережных Северной столицы подвержены все: и гости города, и те, кто каждый вечер прогуливается по ним, провожая закаты. Но мало кто знает, что гранитные набережные – дело рук инженеров путей сообщения. Сегодня мы расскажем об истории создания одной из красивейших набережных Санкт-Петербурга – Университетской.
К началу второй четверти ХIХ века эта часть Ва­сильевского острова выглядела иначе, чем сейчас. От Сенатской площади с другого берега Невы к ней вёл плашкоутный Исаакиевский мост, к которому подходила гранитная набережная. Здесь она и заканчивалась. И вот в сентябре 1827 года Николай I распорядился продолжить набережную до окончания здания Академии художеств. В ведомстве путей сообщения нивелирование 243 саженей «по всему местоположению» поручили подпоручику Скаловскому. Был разработан проект с расчётом на окончание работ в два года. Но внезапно Николай I решил отложить строительство.

К проекту вернулись в 1830 году, внеся в него ряд изменений, которые разработал преподаватель Института корпуса инженеров путей сообщения (ИИПС) Клервиль. В окончательном виде набережная напротив Румянцевской площади (сада ещё не существовало) предполагалась с наклонной, вымощенной булыжником плоскостью «для удобнейшей выгрузки пристающих судов» – такой же, как у Тучкова моста близ дома Яковлева, а напротив Академии художеств запланировали установить ступеньки, аналогичные тем, что имелись у здания Академии наук. Смета составила 666 тыс. руб.

Несмотря на то, что сооружение пристани диктовалось Минфином в какой-то степени для уменьшения издержек, руководитель министерства Егор Канкрин в марте 1831 года обсудил проект с известным профессором Института инженеров путей сообщения Морисом Дестремом. После этого Дестрем внёс ещё несколько изменений в проект, и в июле того же года Егор Францевич выделил на строительство набережной 100 тыс. руб. и по 250 тыс. – последующие два года. Однако и эти изменения оказались не последними…

Назначенный путейским ведомством руководителем строительства инженер-полковник Егор Адам, один из первых выпускников ИИПСа и автор ряда известнейших петербургских мостов (обоих Конюшенных, Синего, Певческого и ряда других), внёс поправки в распределение сметы по годам: 93,5, 314, 2 и 258,3 тыс. руб. Осенью приступили к работам на пристани, откуда строители неожиданно извлекли из грунта 287 камней, самые большие из которых достигали в длину 2,5 метра. Поначалу их складывали к Румянцевскому обелиску, вокруг которого поставили забор. Но главный сюрприз был ещё впереди.

Как раз в это время у Академии художеств появилась возможность купить в Египте двух сфинксов, изготовленных в ХIV веке до н.э. и изображавших фараона Аменхотепа III. Их и решили поставить на строящейся набережной напротив здания Академии. Проект разработал выдающийся зодчий Константин Тон, по иронии судьбы в будущем немало потрудившийся в ведомстве путей сообщения и ставший автором первых петербургских железнодорожных вокзалов. Проект требовал дополнительно 158 тыс. руб., к тому же, как отметил рассмотревший его Егор Адам, при высоких водах пристань должна была заливаться. В итоге Адаму поручили внести в проект изменения, поднимающие пристань и сокращающие издержки.

6 мая 1832 года сфинксы на корабле «Елена» прибыли сначала в Кронштадт, затем были доставлены в Петербург. Интересно, что после их осмотра в круглом дворе Академии художеств её президент Алексей Оленин не нашёл ни одного повреждения, связанного с перевозками!

Новой проблемой оказалась ненадёжность набережной, что потребовало укрепления её фундамента. Все эти, так сказать, внеплановые работы, увеличивали их первоначальную стоимость. По расчётам Департамента проектов и смет требовалось более 130 тыс. руб. Однако когда в начале 1834 года за составлением сметы обратились к Адаму, он, используя фактические данные, насчитал чуть более 40 тыс. Вкупе с некоторыми другими затратами сумма составила 66 тыс. руб., которые министр финансов Егор Канкрин сразу же и выделил, так как они, с учётом уже истраченных 600 тыс. руб. в точности составили первоначально запланированную сумму. Такую значительную экономию Адам получил «от строгого приёма в качестве и количестве материалов согласно контрактам и неутомимой бдительности присмотра за производством работ».

В марте 1834-го закончилась отделка пьедесталов для сфинксов, их установили 20 апреля. А 10-го (23-го по новому стилю) мая, то есть 185 лет назад, набережная была открыта для публики. Её украшала 35-звенная решётка, 12 фонарей и 123 тумбы, пристань освещалась двумя бронзовыми канделяб­рами. Дальнейшее продление набережной на Васильевском острове было связано с начатым в 1843 году строительством первого постоянного моста через Неву – Благовещенского.

Давид Генкин

Элемент не найден!