26 июня 2019 14:47
фото: иван куртов

Вверх и вперёд

Елена Данилова считает, что в работе машиниста козлового крана главное – понимать напарника

Елена Данилова трудится в ПМС-88 уже 19 лет. Казалось бы, ничего удивительного. Многие люди трудятся на Октябрьской и 20, и 40 лет. Но женщины-машинисты козлового крана среди них – редкость.
– Раньше я работала в торговле, и никакого отношения к магистрали не имела. – вспоминает Елена. – А вот мой отец много лет был мастером на железной дороге. Однажды полушутя он мне предложил: «Есть вакансия крановщика. Хочешь попробовать?» Почему бы и нет? – подумала я.

Курсы для крановщиков начались не сразу. Сначала Елена получила должность комплектовщицы. Новой профессией овладела чуть позже. И хоть работа у неё не из лёгких, ни о чём не жалеет.

– Втянулась, стало нравиться, – рассказывает железнодорожница. – Есть специальные, особые требования. Прежде всего, повышенное внимание. Под краном работает много людей, так что приходится быть на стороже, чтобы не мешать и, тем более, не подвергать их опасности, перемещая тяжёлый груз.

Естественно, в такой ситуации музыку не послушаешь и по телефону не поговоришь – нужна полная концентрация на работе.

Первое, что приходит на ум при словосочетании «женщина-крановщица», это то, что её стиль работы должен сильно отличаться от мужского. Примерно так же, как и манера вождения большинства автоледи имеет свои характерные черты и издали видна на трассе.

– Разницы нет, женщина или мужчина, – утверждает Данилова. – Мы работаем в паре – два крановщика трудятся друг напротив друга. Главное, чтобы пАрники (так крановщики называют напарника) понимали друг друга, что называется, «с полувзгляда, с полужеста». Ведь часто приходится общаться именно при помощи понятных только нам жестов, мимики и условных знаков.

В отличие от большинства людей, считающих, что профессия, которой они посвятили много лет, внесла изменения в их характер, наша собеседница эту точку зрения не разделяет.

– Профессия на меня как на личность никак не повлияла, – считает она. – Работа – это работа, личная жизнь – это личная жизнь. Ничем жертвовать ради работы мне не пришлось. Некоторые считают мою профессию даже легкой, по сравнению с другими специальностями, особенно в путеремонтном хозяйстве.

Елена любит спорт и участвует в различных соревнованиях, проводимых на железной дороге. Для души же она занимается восточными танцами. – Замыкаться только на работе и домашнем хозяйстве нельзя, иначе жизнь превратиться в рутину и скуку, – уверена Елена.

Как у многих железнодорожников, вечерние разговоры на кухне Елены – тоже о «железке»: муж работает на Октябрьской машинистом, сестра – бухгалтером. И все они уверены, что общие темы очень сплачивают семью.

Елена Толщихина