09 декабря 2019 19:11

09 декабря 2019 19:11

фото: иван куртов

У нас всё точно

Корреспондент «ОМ» попробовал себя в качестве поверителя в Октябрьском центре метрологии

Я везу дефектоскопную тележку по рельсам и впиваюсь глазами в экран, на котором пульсирует кривая. Она то идёт вдоль оси, то подпрыгивает, и тогда в наушниках раздаётся тонкий писк: неисправность!
Действие происходит в Октябрьском центре метрологии (ОЦМ), где я выполняю проверку работоспособности дефектоскопа после его калибровки, пробую на себе работу калибровщика.

– Калибровка дефектоскопа – процесс многоэтапный, – посвящает меня в тонкости профессии электроник Октябрьского центра метрологии отдела средств неразрушающего контроля Сергей Петров. – Всё начинается с внешнего осмотра. Соответствует ли комплектность техники указанной в документах? Нет ли внешних повреждений, например, вмятин? Далее определение метрологических характеристик производится с помощью специального оборудования: ультразвукового тестера, осциллографа. Контроль проводится по более чем 50 пунктам: определение точек выхода луча и угла ввода резонатора, выявление мёртвой зоны максимальной условной чувствительности, определение погрешности глубиномера. После того как на калибровочном оборудовании будет определено, что дефектоскоп исправен, осуществляется его проверка на контрольном участке рельсов, расположенном в здании центра. Кстати, эта часть работы не входит в методику калибровки. Однако центр её активно практикует, поскольку таким образом проверяется ещё и состояние регистратора-накопителя информации.

Снова качу тележку. Дефектоскоп должен выявить на контрольном участке рельсов все имеющиеся там дефекты. Здесь поперечная трещина в головке рельса, и техника должна «запищать», а кривая сделать резкий скачок, а здесь – трещина от болтовых отверстий в шейке рельса.

Ловлю себя на мысли, что я почему-то переживаю за дефектоскоп, словно за человека: сможет ли он пройти тест? Так, трещину выявил. Едем дальше.

– В процессе проведения калибровки мы выявляем условную чувствительность. Так – здесь появляются числа, которые не должны быть меньше тех, что указаны в методике. У нас всё соответствует, следовательно, по этому показателю всё хорошо, – продолжает Сергей.

На такой сложный многоканальный прибор уходит около девяти часов – весь рабочий день. Поверка одноканального дефектоскопа проходит быстрее – за 5–6 часов.

– С многоканальным – работы много, – делятся специалисты. – Нужно проверить каждый канал.

На Октябрьской дороге используется около 500 дефектоскопов. Два раза в год каждый из них доставляют на калибровку в центр метрологии. Конечно, для выполнения такого объёма работ требуется отряд специалистов и целый арсенал техники.

– Вот осциллограф, это – генератор, временной селектор, – Сергей показывает на разнообразные технические устройства: разноцветные ящики с множеством выходящих из них проводов. – Это надёжное оборудование, которым наш центр оснащён в течение последних пяти лет. Работает оно безотказно. Ещё существует большое количество вспомогательного оборудования – специальных измерительных средств. Калибровщики используют меру № 2, при помощи которой определяются чувствительность и погрешность глубиномера.

На столе калибровщика стоит и крохотный аккуратный приборчик – СС-306. Дорогостоящее современное оборудование.

– Это компактный эталон, мы используем его на выезде, – делятся работники центра. – Положил в сумку и пошёл: вес его – не более двух килограммов. А чтобы старое оборудование с собой взять, надо рюкзак везти.

К слову, о командировках. Ехать в Петербург из Мурманска или Великих Лук для калибровки дефектоскопов – дело затратное. Поэтому центр метрологии предлагает коллегам услуги выездных специалистов, готовых отправиться на калибровку не только с единичным оборудованием, но и с целым вагоном-лабораторией, оснащённым специальной техникой.

Как выясняется, калибровка техники – ещё не самое сложное в работе поверщика.

– Сделать поверку или калибровку – это полдела. Сложнее помочь с ремонтом, – продолжает Петров. – Техника сейчас стала очень сложная, начинённая электроникой и последними компьютерными разработками.

Чтобы успеть за техническим прогрессом, специалисты центра метрологии постоянно самосовершенствуются, а также регулярно проходят курсы повышения квалификации.

…Через полчаса, в течение которых я катила тележку по рельсам и прислушивалась к сигналам в наушниках, голова пошла кругом. Необходимость постоянно быть в напряжении всё же не могла скрыть некоторое однообразие этой дея­тель­ности.

Однако сами специалисты центра свою работу скучной совсем не считают.

– Самое интересное – изучать новое оборудование, – хором сказали они.

В центре работает более 300 сотрудников. Это мужчины и женщины, их возраст и образование различны: кто-то пришёл сюда после института, у других за плечами только техникум. И тем, и другим приходится закончить специальные курсы, а затем долго нарабатывать опыт на практике: даже самое высокоточное оборудование окажется бесполезным без приложенных к данным знаниям аса-специалиста.

Понятно, что главные черты всех метрологов центра – скрупулёзность и точность. Причём специ­фика работы настолько въедается в подкорку, что измерения становятся образом жизни.

– Часто я замечаю, что считаю свои шаги, – улыбается Сергей. – У меня привычка всё подсчитывать. В нашем центре много работы. А когда ты занят – время течёт быстро.

Елена Харламова

Элемент не найден!