22 февраля 2019 21:31
фото: татьяна куценина

«Январский гром» и детские варежки

Ветераны Санкт-Петербург-Витебского региона совершили поездку по Ораниенбаумскому пятачку, проехали по местам границ его обороны, возложили цветы к монументам погибшим защитникам этой обильно политой кровью земли.
«Бывшие работники дороги» – это совсем не означает того, что они бывшие железнодорожники. Ими остаются на всю жизнь. И решают свои проблемы самостоятельно. Вот и на этот раз обошлись без привлечения турфирм.

Маршрут поездки разработал председатель Санкт-Петербург-Витебского регионального совета ветеранов Владимир Попов, экскурсию провёл признанный на дороге знаток железнодорожной и военной истории Александр Карамышев, организацию постановки для фотографирования у монументов взял на себя бывший начальник станции Шушары Николай Юраков. Несмотря на то, что народу было много, да и условия поездки в связи с нерасчищенными автодорогами оказались достаточно трудными, всё прошло чётко по плану. Большинство людей впервые оказались в этих удалённых от города местах.

Ораниенбаумский плацдарм гораздо менее известен, чем другие страницы обороны Ленинграда. Мало кто знает, что была здесь и своя блокада с ещё более урезанными нормами выдачи хлеба населению, чем в Ленинграде, и своя малая Дорога жизни, и работавший всю войну участок железной дороги… Обо всем этом подробно и очень интересно рассказал Александр Васильевич.

Так называемый «пятачок» – на самом деле плацдарм размером двадцать на шестьдесят километров – образовался здесь исключительно под прикрытием дальнобойной корабельной артиллерии и благодаря мужеству бойцов сухопутных войск, оборонявших его. Основную артиллерийскую поддержку оказывали форты Крондштадта. Один удар корабельного 305-миллиметрового орудия с форта «Красная горка» оставлял за собой воронку размером с футбольное поле и глубиной восемь-десять метров. Взрывная волна 500-килограммового снаряда опрокидывала танки, поэтому враг так и не смог пробиться в этих местах к Финскому заливу. Как утверждают очевидцы, десяти залпов орудий «Красной горки» хватило, чтобы полностью остановить продвижение 26-го армейского корпуса немцев.

Ораниенбаумский плацдарм, неся тяжёлые людские потери, отвлекал на себя значительные силы противника, давая передышку другим участкам обороны Ленинграда.

Ужас и панику наводили на фашистов обстрелы с бронепоездов, курсировавших по линии Ораниенбаум – Калище. Они неожиданно подлетали к передовой, за пять минут выпускали 250 снарядов и так же мгновенно исчезали до того, как противник определял их местоположение. Причём бронепоезда эти были не теми, которые зрители привыкли видеть в кино. Это были простые железнодорожные платформы, оставшиеся здесь с довоенных времен, оборудованные на скорую руку и оснащённые корабельными орудиями. Вместе с бойцами Красной армии поезда обслуживали работники Ленинград-Витебского отделения ОЖД, они же ремонтировали пути, организовывали движение.

Участникам поездки по местам боев понять всё это было нетрудно. У организаторов мероприятия через войну прошли отцы. Большая часть присутствовавших – дети войны.

Не может сдержать эмоций бывший работник вагонного депо Предпортовая Анатолий Цейтлин. Его семья жила в этих местах. Хорошо запомнил он холодные январские ночи 1944-го. Тогда всё время слышались какие-то шумы. Дома спали не раздеваясь, готовые бежать, прятаться, спасаться. Как-то ночью совсем не могли уснуть. Мать прижимала к груди младшую сестрёнку, а он, уже большой, пятилетний, никак не хотел надевать варежки, которые болтались на резинках из-под рукавов. Вдруг тени за окнами – много, много, и все в белых маскхалатах. Кто – свои, чужие – не понятно. Стук в дверь: что он несет – жизнь или смерть? Старенькая бабушка открыла дверь. «Не бойтесь, свои. Нет посторонних? На улицу не выходить». А за окнами начался такой грохот, что, казалось, земля ходила ходуном – мимо дома шла военная техника. И варежки ходуном ходили тоже…

Так начиналась операция по снятию блокады Ленинграда «Январский гром». Именно с Ораниенбаумского плацдарма пошла в наступление вторая ударная армия, переформированная после печально известных боев в новгородских лесах. А переброшена туда она была январскими ночами, скрытно от врага, по той самой малой Дороге жизни, которая проходила по льду из Лисьего Носа через Кронштадт на южный берег Финского залива.

Всю ночь простояли у окон, хотя сильно старались не высовываться. Утром Толина мама сказала: «Вот теперь немцы не вернутся на нашу землю никогда».

А участники поездки ещё долго не могли успокоиться, вспоминая пережитое их родителями, да и ими самими.

Татьяна Куценина