20 июля 2019 10:19
фото: иван куртов

Свидетели блокадных дней

Из представленных на выставке вещей, как из элементов мозаики воссоздаётся картина жизни ленинградцев во время осады

В Центральном музее железнодорожного транспорта РФ в Санкт-Петербурге открылась пронзительная выставка «Война, блокада, я и другие».
Уникальность этого проекта в том, что впервые на одной площадке собраны экспонаты из 17 школьных музеев (в основном Красногвардейского района Санкт-Петербурга).

– Мы назвали наш проект в честь одноимённой книги Людмилы Пожедаевой, – говорит сотрудница музея Елена Асташова. – В 16-летнем возрасте эта девушка написала мемуары о том, как в семь лет оказалась в адском хаосе войны. На выставке есть её рукописное произведение. Также в экспозицию вошло более 300 уникальных предметов, которые вместе со своими владельцами пережили эти страшные события. Вот ватничек маленькой девочки – Миры Рыбальченко. Весной 1941-го мама собиралась сшить ей пальто, но грянула война, и девочка отходила в ватнике все морозные блокадные зимы. Девочка выжила и даже в 1943 году получила медаль «За оборону Ленинграда». Эту награду Мира сразу прикрепила на свою единственную тёп­лую одежду.

Что может говорить о блокаде ярче, чем такой экспонат, как детский трогательный ватничек с приколотой на него медалью.

А вот в витрине – настоящая дуранда, о которой так много говорится в блокадных дневниках.

– Знаете, что это такое? – спрашивает Елена. – Это жмых масличных растений – подсолнечника, конопли. Как в своём дневнике пишет Володя Мигачёв, на блокадном рынке дуранда ценилась выше хлеба. Она была блокадным деликатесом, спасала от голода. Самый простой способ приготовления – распарить в кастрюле. Получалось что-то похожее на кашу. Ещё один популярный рецепт – выпечь из этой каши лепёшки на олифе, иногда добавляли чуть-чуть кофейной гущи, иногда сахара, получались конфеты. А вот благодарственные письма от трудовых коллективов города, которые были отправлены на фронт. В них говорится спасибо солдату Александру Андреевичу Мельникову, который вырастил хорошую ответственную дочь. Нина Мельникова прилежно училась, вместе со своими одноклассницами часто бывала в госпитале, который располагался в школе. Дети помогали раненым писать письма близким, читали вслух книги, мыли полы и выступали с концертами. Нина дежурила в бомбоубежище, которое было в подвале дома, где жила их семья. Здесь в её обязанности входило подметать пол, заготавливать дрова, приносить воду с Невы, следить за тем, чтобы всегда была горячая вода. Девочка возглавляла штаб дружины женской школы № 384 Кировского района. Будучи подростком, в числе первых Нина Мельникова была награждена медалью «За оборону Ленинграда». С этим событием и поздравили её отца.

Есть в музее и важные блокадные артефакты: хлебные карточки, печка-буржуйка. Удивительные экспонаты – почтовые открытки, созданные ленинградскими художниками во время войны. Из таких некрупных вещиц, как из элементов мозаики и воссоздаётся картина того, чем жил город во время осады.

Экспонатов много. Но самое важное, что есть на выставке – это личные истории. Школьники Санкт-Петербургских школ расшифровали и восстановили ряд дневников жителей блокадного города. Эти строки обжигают и потрясают одновременно.

«1 января. Пробило двенадцать. Встречаем новый год. 1942. Стол очень скудный, по 100 г хлеба. Кусочек масла, который мама достала по 300 рублей за килограмм и кусочек сахара, который мама достала по 200 рублей за килограмм». Это слова из дневника Нины Ивановой. А вот тетрадь, которую своим аккуратным почерком вела железнодорожница Нина Борель. О болезнях и тяготах она говорит вскользь, зато красной нитью через все записи проходит её любовь к ушедшему на фронт мужу. Своего Жоржа она и ждёт, и ревнует, и надеется на встречу.

Среди посетителей много подростков. Причём это не просто школьники, а будущие гиды: буквально на днях Дворец детского (юношеского) творчества «На Ленской» и объединение «Школьные музеи Красногвардейского района Санкт-Петербурга и Ленинградской области» запускают новый проект. По воскресеньям их воспитанники будут проводить по новой выставке экскурсии.

– Наши дети активно участвовали в подготовке экспонатов, – отмечает Анжелика Войт, методист Дворца детского творчества. – Во-первых, они расшифровывали блокадные дневники. За 75 лет бумага стала настолько хрупка, что выставлять их под стеклом ещё можно, а вот читать – уже нет. И дети, аккуратно их переписав, вдохнули в них вторую жизнь. Теперь любой человек, пришедший в музей может узнать, о чём думали люди в осаждённом городе. К тому же наши ученики проделали настоящую научную работу, которая привела некоторых из них к неожиданному результату. Так, одна из школьниц отыскала родственников девочки – автора блокадных строк. Выяснилось, что дочь этого ребёнка военной поры живёт с ней по соседству и работает учительницей в ближайшей школе.

Открытие выставки стало большим событием для всех собравшихся, в первую очередь, для пришедших на праздник блокадников и ветеранов. Они со слезами на глазах осматривали экспонаты, слушали последовавший за открытием концерт. «И ранней порой мелькнёт за кормой знакомый платок голубой», – подпевала седая бабушка, сидящая за мной. И в этих словах было столько чувств, что плакать хотелось и мне.

– Я всю блокаду пережила на 1-й Красноармейской, – сказала Эмилия Викторовна Зубович. – Перед войной мне исполнилось десять. Мы, дети, участвовали во всех городских делах: расчищали улицы, сажали огороды, выступали в госпиталях… Я не очень люблю вспоминать о войне. У всех нас с ней связаны личные горести… Но, если говорить о самом ярком событии этих лет, я вспомню не беды, а радость, которую принёс день снятия блокады.

– Я провела войну на Охте, – поддержала её подруга Нина Ивановна Сучилина. – И сейчас там живу. В 41-м мне было 11 лет. Во время блокады почти все подростки были мобилизованы. Мы жили в школе, там же нас и кормили. Ходили гасить зажигательные снаряды, выступать в госпиталях. А учиться начинали в октябре, потому что в сентябре надо было заниматься огородами.

Блокадники не только слушали выступление молодёжи, они сами активно участвовали в концерте. На сцену выходили члены союза писателей Санкт-Петербурга, пережившие эти тяжёлые годы, читали свои стихи – звонкие, светлые и хрупкие.

Елена Харламова