29 ноября 2021 16:50

29 ноября 2021 16:50

Прямой рейс в Болдинскую осень

Работники Горьковской магистрали вместе со своими семьями совершили однодневный тур в имение Пушкина

Вслед за туристами из столицы, для которых с 4 сентября на Горьковской дороге открылся мультимодальный маршрут Москва – Сергач – Большое Болдино, в знаменитое имение Александра Пушкина отправился целый состав с работниками магистрали. Всего порядка 150 человек. Полюбоваться на те самые «багрец и золото», пошуршать осенней листвой, пройтись по комнатам, где был дописан «Евгений Онегин», и узнать то, чего не прочитать ни в одном учебнике.  
на главную.jpgПуть в Болдино неблизкий: от Арзамаса – 140 км на машине, от Нижнего – 200. До недавнего времени – ни один из железнодорожных маршрутов не приводил к конечной цели. Выйдя на станции Сергач, приходилось искать автобус или такси. Но всё же народная тропа сюда не зарастала. За выходные имение посещает порядка 4 тыс. туристов, а в год – в среднем около 150 тыс. человек. Едут со всей страны – из Мурманска и Воркуты, Сургута и Чукотки, и даже из других государств – Германии, Голландии, Кореи. Осенью Большое Болдино переживает настоящее столпотворение. А сейчас, когда «карантинная» ситуация так точно перекликается с тем, что переживал сам поэт, туристов стало, кажется, ещё больше.

Утро. Туман. Перрон.
Тур вызвал большой интерес и среди работников Горьковской дороги. Едва объявили о поездке, как свободных мест уже не было. В утешение остальным организатор экскурсии, Дорпрофжел на ГЖД, пообещал: туры в Большое Болдино ещё будут. Тем временем туристы, что приготовились в путь, мечтали лишь об одном: не подвела бы погода. Накануне лили дожди. Но чудо случилось – ясным, холодным утром 11 сентября сквозь туман всё-таки показалось солнце. День выдался на славу, да и настроение соответствовало духу поэта: в пути было легко, весело и душевно.

– Здравствуйте, господа разные, дальние и праздные, трезвые и пьяные, полные и сухопарые, – появились в дверях электропоезда скоморохи из театра «Вера».

С шутками и прибаутками за три часа пути пассажиры вместе с аниматорами и посмеялись, и подвигались, а заодно и освежили в памяти все основные даты жизни поэта и названия его основных шедевров. Было шумно, но не скучно. Дорога до станции Смагино пролетела незаметно. Далее предстояло пересесть в автотранспорт, но здесь случилась заминка. Один из автобусов никак не хотел заводиться. И я задумалась: если же мы с трудом преодолеваем эти 200 км до имения поэта, то как он сам добирался до этих мест? Чуть позже, на экскурсии, нам рассказали о том, что для Пушкина это было нелёгким испытанием.

«Там на неведомых дорожках…»
Биографы подсчитали, что за всю жизнь, включая поездки из Москвы в Петербург, Михайловское и Болдино, а также в Нижний Новгород и Арзрум, он преодолел в пути порядка 34 тыс. вёрст (1 верста – это 1,06 км). Путешествовали тогда со скоростью 15–20 вёрст в час. И это по хорошей дороге. За сутки делали по 100 вёрст при круглосуточной езде. В первый раз поэт отправился в Болдино 31 августа 1830 года и прибыл сюда лишь к вечеру 3 сентября. Получается, пробыл в дороге почти четверо суток.

эту обязательно.jpg– Однако мало кто знает, что торопился он сюда не для того, чтобы воспеть золотую осень, – рассказала нашей группе директор Государственного литературно-мемориального и природного музея-заповедника А.С. Пушкина Нина Жиркова. – А решать накопившиеся хозяйственные вопросы: вступать в права владения, собирать деньги для женитьбы. Но застрял из-за холерного карантина. Вынужденная деловая поездка обратилась в длительную творческую командировку.

Но, как выяснилось, присутствия духа поэт не терял, о чём свидетельствуют интересные факты. Так, в первый свой приезд, целый месяц исполняя роль попечителя по холере, Пушкин регулярно собирал крестьян у церкви и говорил им о том, как надо спасаться от заразы. В 1833 году на приёме у нижегородского губернатора Бутурлина он так вспоминал об этом: «Я говорил им, что нужно иметь запас красного вина с перцем в избе старосты, серу, чтобы все обеззараживать, если вдруг холера объявится. Но потом не удержался и пошутил: холера вам, братцы, послана за то, что вы пьянствуете, вовремя не платите оброк и не слушаетесь бар».

Рукотворный памятник от крестьян
По пути в Большое Болдино все ждали увидеть в окно прекрасное имение поэта. Но перед глазами мелькали лишь сельские домики, петухи да куры.

– Всё, приехали, вон Пушкин стоит, – крикнул кто-то из детей в автобусе, показывая на памятник Ленину у администрации села.

Все посмеялись, но позже на экскурсии узнали, что всё-таки статуя вождя появилась в Болдино намного позже, чем памятник поэту. Кстати, он был установлен в селе по инициативе… крестьян.

Вскоре все 150 человек были на главной музейной лужайке у сцены, где уже началась праздничная программа. Именно в эти дни, с 10 по 12 сентября, в Большом Болдино проходил 3-й Всероссийский фестиваль искусств «Над миром Болдинская осень». Устроившись на стульях под открытым небом, зрители «здесь и сейчас» могли услышать пушкинские стихи в исполнении артистов театра. Дети побежали на мастер-классы по рукоделию и старинным ремёслам. Кто-то отправился на конную прогулку в бричке. А кто-то пошёл гулять по парку пешком. Так лучше всего можно было рассмотреть старейшую лиственницу, посаженную в 1830 году, и 250-летнюю иву, современницу поэта.

Гонорар в уплату за долги
На экскурсии за час с небольшим работникам дороги, пожалуй, удалось узнать больше, чем за все школьные годы. Отец Пушкина, Сергей Львович, относился к крупнопоместным дворянам. В Болдино и в Кистенёво ему принадлежали более 5 тыс. га земли и около 2000 крепостных душ. За то, что они пользовались землёй барина, крестьяне платили ему с семьи 60 рублей ежегодно. Где же они зарабатывали? Перегоняли скот, делали и продавали сани, промышляли извозом. Средний ежегодный доход у отца Пушкина составлял 16 тыс. рублей. Для сельской жизни этого было достаточно, она была довольно дешёвой:

2 копейки стоила коврига хлеба, 5 рублей – корова, 8 рублей – рабочая лошадь, тогда как бутылка шампанского «Вдова Клико» – 12. Снять квартиру в Москве или в Петербурге стоило 3–4 тыс. рублей в год. Отец Пушкина постоянно проживал в одной из столиц. Своего жилья у него не было, поэтому он снимал, впадая в немалые расходы. А в 1834 году Болдино описали за долги. Спас положение управляющий, который оплатил срочные долги мартовским оброком. В связи с этим продажа Болдино была приостановлена. Но мать, сестра и брат Пушкина с марта по октябрь остались без денег. И вот тогда Пушкин, получив 20 тыс. рублей на издание «Истории Пугачёва», оплатил из этих денег часть срочных долгов отца и брата.

В Болдино Пушкин много читал своего любимого Вальтера Скотта, Библию и много писал. Здесь благодаря затворничеству из-за холеры поэт закончил поэму «Евгений Онегин», «Маленькие трагедии» и начал «Повести Белкина». Очевидно, были у него мечты и о тихой семейной жизни в этих краях. В письме к жене в 1834 году он писал: «Дай Бог тебя мне увидеть здоровою, детей целых и живых! Да плюнуть на Петербург, да подать в отставку, да удрать в Болдино!» Но не случилось. Тем не менее здесь до сих пор всё проникнуто «пушкинским» духом. И уезжая, железнодорожники сами невольно стали читать стихи. И ничуть не удивились, когда увидели в сельском магазине вместо ценников – рифмы: «От жены ждёшь ласки, а из Болдина колбаски».

https://zen.yandex.ru/gudok.ru
https://t.me/Gudokru 
Ольга Шаронова