15 июля 2020 07:04

15 июля 2020 07:04

Стакан военной соли

И боль, и радость дети переживают острее, чем взрослые. Рассказы людей, чьё детство пришлось на годы Великой Отечественной войны, не могут оставить равнодушными. Совет ветеранов Казанского территориального управления собрал уникальные материалы – воспоминания детей войны. Какой её видели маленькие жители нашей страны, какие испытания выпали на их долю – об этом в записках Валентины Николаевны Кобловой, ветерана Горьковской железной дороги, в прошлом медсестры урологического отделения железнодорожной больницы в Казани.

3-2.jpgМои родители были учителями. Задолго до войны их направили в Тамбовскую область, в деревню Афанасьевка, для ликвидации неграмотности. Папа был директором школы, мама преподавала в начальных классах. В нашей семье было четверо детей.

В 1941 году в нашей деревне всех мужчин забрали на фронт. Папа был инвалидом Гражданской войны, поэтому его не взяли.


Обо всех событиях на фронте жители деревни узнавали из газет, которые получал мой отец. Собирались все вместе, читали эти газеты, и мой папа объяснял, где было наступление.

К зиме 1942 года начался голод, маме пришлось взять дополнительную работу – разносить по деревням похоронные извещения, письма. Зима была очень холодной и снежной. Мама простыла, заболела и умерла. Лекарств не было, лечить было нечем. Затем за ней умер наш младший братик. Остались мы впятером: папа, бабушка и нас три сестры.


Недалеко от нас была станция Жердевка, где находился сахарный завод. Его постоянно бомбили фашисты. Всему населению было приказано соблюдать строгую светомаскировку. Окна были плотно зашторены, не разрешали даже курить на улице.


В магазине можно было купить спички, керосин, да и то не всегда. Еды не было, папе приходилось менять отрезы на платье и пальто, которые родители получали до войны в награду за свою работу. На один отрез можно было купить стакан соли или пшена. Осенью, когда была ещё картошка, бабушка её чистила, а очистки сушила. Потом, зимой, из этих очистков варили суп. Папа держал пчёл, поэтому у нас была возможность поменять мёд на муку. Возможно, поэтому мы и выжили. Муку разводили в кипятке и варили, нам казалось, что это очень вкусно.


Когда растаял снег, появлялись проталины, на которых мы собирали траву, заваривали её и ели. Считалось, что если дожили до появления травы, то будем жить дальше. Одежды не было, обуви – тоже. На нас, троих детей, были одни валенки. Выходили на улицу по очереди. Взрослые ходили на работу, поэтому какая-то обувь у них была.


Как бы ни было всем трудно, дети всё равно ходили в школу. В нашей школе было холодно, топили соломой. Тепла хватало ненадолго. Чернила делали из сажи, часто они замерзали. Тетрадей не было, писали на старых тетрадях между строк. Керосин экономили, писали при «фитильках».


Люди продолжали умирать. Пили много воды, чтобы заглушить чувство голода. От воды отекали так, что кожа лопалась. Появились вши. С ними боролись как могли. Приезжали люди из города, привозили чугунные и железные шкафы, в которых прожаривали одежду, постель, но вши снова появлялись.


Вечером детей не выпускали из дома, так как по улицам ходили волки. В это время популяция хищников выросла, и они уже не боялись заходить в деревни. Разрешили их отстрел, за убитого волка платили деньги.


Не помню, в каком году летели немецкие самолеты и сбрасывали контейнеры. Огромное количество контейнеров, в которых находились мыши, заражённые туляремией. Мышей было так много, что приходилось раскидывать их палкой, чтобы наступить на землю. Кошки, которые съедали этих мышей, умирали. При мне петух клюнул мышь и сразу умер. Нас предупредили, что заражённые мыши очень опасны, надо беречь жилище. Приехали из города сотрудники санэпидстанции, привезли мор (тоже в контейнерах с отверстиями). С трудом удалось уничтожить грызунов. Но всё-таки несколько человек умерло.


В 1944 году открылся второй фронт. Я помню, что прислали гуманитарную помощь всем семьям. Там был соевый жмых, галеты, одежда. Каждому досталось по одной вещи.


Мимо нашей деревни гнали пленных немцев. Мы бегали на них смотреть, так как думали, что они другие. Как мы потом узнали, некоторые из них не по своей воле пошли на войну.

Самые страшные воспоминания о войне – это голод, смерть близких и знакомых. Они остались со мной на всю жизнь. Но как бы тяжело нам ни было, мы всегда были уверены, что Победа будет за нами. Об окончании войны мы узнали от посыльных из сельского совета.