15 августа 2020 08:11

15 августа 2020 08:11

фото: военный архив

Учёный и военврач

Один из медиков, чьё имя связано с железнодорожной больницей столицы Татарстана, – Леопольд Матвеевич Рахлин. Он широко известен как основатель казанской кардиологической школы и как создатель филиала кафедры терапии Казанского государственного института для усовершенствования врачей на базе Казанской дорожной клинической больницы.
3.jpgОн – участник Великой Отечественной войны. Впрочем, рассказ о нём правильнее было бы начать с довоенных лет.
1934 год. Внимание всех жителей страны приковано к экспедиции Отто Юльевича Шмидта на судне «Челюскин» – 104 полярникам, оказавшимся в ледовом плену. В адрес правительственной комиссии идут тысячи заявлений от добровольцев, желающих участвовать в спасении челюскинцев. Ждёт телеграмму из Москвы и молодой учёный Казанского института для усовершенствования врачей Леопольд Рахлин. И вызов приходит. Текст по-военному краток: «Немедленно выезжайте, должность врача экспедиции Шмидта». А ехать предстояло во Владивосток.
– На пароход «Смоленск», отправившийся спасать челюскинцев, я опоздал, пришлось вместе с нашей 16-й ротой – так называли врачей, корреспондентов, кинооператоров – плыть на ожидавшем нас «Сталинграде». Однако скоро мы прочно застряли во льдах, нам поспешил на помощь ледокол «Красин». 14 апреля мы услышали по радио, что накануне «Смоленск» снял отважных полярников со льда. На Уэлене остались больные – их предстояло поставить на ноги. Вот тогда-то и пригодился лимонный сок, о запасах которого я побеспокоился ещё во Владивостоке, – он помог поставить на ноги болевших цингой. Тех, кто страдал осложнениями простудных заболеваний, лечить пришлось дольше, – так вспоминал спустя много лет Леопольд Рахлин.

…И всё-таки Леопольду Матвеевичу удалось встретиться со Шмидтом.
– Однажды ко мне привезли Отто Юльевича, – вспоминал ветеран здравоохранения. – Обострился старый лёгочный процесс. Удивительной жизнестойкости был учёный, его и больным-то не хотелось называть, так мужественно он держался, твёрдо веря в своё излечение.

В действующую армию Рахлин был призван в марте 1942 года. Он был направлен в 19-ю армию Карельского фронта. Свою первую награду, орден Красной Звезды, Леопольд Матвеевич получил в звании майора медицинской службы. Листая пожелтевшие страницы представления к награде, читаем: «Майор медицинской службы, профессор, доктор медицинских наук, Армейский терапевт, Л.М. Рахлин провёл большую работу по организации терапевтической службы. Благодаря его энергии и руководству борьба с заболеваемостью была поставлена на высокий научно-практический уровень, и последняя резко снизилась по сравнению с другими Армиями. Провёл большую работу по распознаванию ранних форм дистрофии и цинги. Умеет сочетать научный подход и практические навыки в вопросах сохранения здоровья бойцов и повышения их боеспособности».

В порядке продвижения по службе Леопольд Матвеевич Рахлин был переведён в 14-ю армию, участвовавшую в обороне Заполярья. Это был самый трудный участок фронта, где надо было налаживать работу по снижению заболеваемости, повышению качества лечебной работы в госпиталях. В суровых условиях Заполярья Леопольд Матвеевич организовывал терапевтическую помощь солдатам и офицерам, повышал знания у врачей-терапевтов, консультировал больных в госпиталях. Не считаясь со временем, выполнял специальные задания санитарного отдела армии. Уже будучи подполковником, Рахлин был награждён орденом Отечественной войны II степени. Среди его наград также медаль «За оборону Советского Заполярья».

После войны Леопольд Матвеевич Рахлин руководил кафедрой терапии Казанского ГИДУВа. В 1950 году ему присвоено звание «Заслуженный деятель науки Татарской АССР», а в 1969-м – «Заслуженный деятель науки РСФСР».
Дмитрий Отчик